Приднестровский конфликт. 26 лет бесплодного «миротворчества»

Кто против замены военных на гражданских наблюдателей и стоит ли ожидать реанимации меморандума Козака?
В последней декаде июля в Молдове отметили очередную годовщину окончания вооруженного конфликта на Днестре. Война, унесшая жизни сотен людей, длилась всего несколько месяцев – с марта по июль 1992 года. Однако этого хватило, чтобы разделить страну на «два берега», на официальный Кишинев и Приднестровский регион.

Соглашение о прекращении боевых действий было подписано 21 июля 1992 года в Москве между президентом России Борисом Ельциным и его молдавским коллегой Мирчей Снегуром. В том же московском документе, официальное название которого – Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова, было зафиксировано и решение о начале миротворческой операции на Днестре. На линии разграничения, между правым и левым берегом встали миротворцы.

В минувшее воскресенье, 29 июля, исполнилось 26 лет от начала миротворческой операции на берегах Днестра. Территория, на которой расположена трехсторонняя миротворческая миссия, в состав которой входят военнослужащие России (400 человек) и Молдовы (300 миротворцев), а также 10 военных наблюдателей от Украины, называется Зоной безопасности.

Примечательно, что очередная годовщина начала миротворческой операции, в отличие от предыдущих лет, прошла в этом году как-то незаметно и тихо не только в Кишиневе, но и в самом Тирасполе. О грустной для обоих берегов Днестра дате напомнил президент Молдовы Игорь Додон, сделав специальное заявление по поводу годовщины миротворческой миссии. На левом берегу прессе дал по этому поводу обширное интервью сопредседатель Объединенной Контрольной комиссии от Приднестровья Олег Беляков.

Поводов для «пышных торжеств» не было: миротворческая операция длится почти три десятка лет, но, к сожалению, «весь пар в свисток». Приднестровский конфликт так и остается неурегулированным.

МИССИЯ ВЫПОЛНЕНА. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Уместно отметить, что после прекращения военного конфликта и введения линии разграничения роль своеобразного контролирующего органа за ходом реализации миротворческой операции стала выполнять образованная в том же 1992 году Объединенная контрольная комиссия (ОКК) с постоянной штаб-квартирой в городе Бендеры.

Безусловно, миссию свою российские и молдавские миротворцы при активном взаимодействии с украинскими военными наблюдателями успешно выполнили. Этот факт не подвергают сомнениям ни в Кишиневе, ни в Тирасполе: за эти годы на Днестре не было слышно выстрелов и взрывов снарядов. Проделан огромный объем работы по разминированию побережья Днестра, где в 1992 году шли ожесточенные бои, изъято большое количество незаконно хранящегося у граждан оружия. Страна живет мирной жизнью.

Миротворцы со своей миссией успешно справились. Казалось бы, сегодня необходимости в присутствии военных на Днестре больше нет. Официальный Кишинев настаивает на замене военного контингента миротворцев на миссию международных гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ или ООН, а также на выводе из Приднестровья незаконно расквартированной там Оперативной группы российских войск (около 1400 человек). Но Приднестровский регион отказывается рассматривать любую версию по восстановлению целостности страны, требуя полной и безоговорочной независимости от официальных властей Кишинева.

Уместно напомнить, что особую остроту вопрос о трансформации миротворческой миссии из военной в гражданскую обрел в начале зимы 2012 года. Тогда в первый день Нового года на одном из миротворческих постов российским военнослужащим был смертельно ранен гражданин Молдовы Вадим Писарь. Именно после этого трагического инцидента молдавская сторона впервые подняла вопрос о необходимости введения в Зоне безопасности на Днестре гражданской миссии международных наблюдателей. Вопрос обсуждается около шести лет, но дальше обсуждений пока дело не идет.

Но если раньше против замены российских миротворцев выступали только Приднестровье и Россия, то теперь такой же позиции придерживается и президент Молдовы Игорь Додон. В своем заявлении по случаю 26-й годовщины начала миротворческой операции на Днестре Додон подчеркнул что, несмотря на любую критику, он твёрдо уверен в необходимости сохранения миротворческого контингента на линии разграничения и будет выступать за дальнейшее присутствие на берегах Днестра военных.

При этом, глава Молдовы настаивает на необходимости начала обсуждения в рамках переговорного процесса в формате «5+2» (Молдова и Приднестровье – стороны конфликта, Украина, ОБСЕ и Россия – посредники, ЕС и США – наблюдатели) модели политического урегулирования Приднестровского конфликта.

МОДЕЛИ УРЕГУЛИРОВАНИЯ: МИНУСОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПЛЮСОВ

Один из вариантов окончательного урегулирования конфликта рассматривался еще в 2003 году, когда был разработан и едва не подписан небезызвестный Меморандум Козака (по имени главного его разработчика, на тот момент заместителя руководителя администрации президента Владимира Путина), предусматривающий федерализацию Молдовы. Многие сравнивали тогда Меморандум Козака с Планом Ющенко, так как особых отличий между ними не было. Правда, в Плане Ющенко не было ни слова о федерализации, а лишь о предоставлении Приднестровью более широкой автономии.

Приднестровье

Тем не менее, помимо федерализации, в том злополучном документе Козака присутствовал еще один пункт, о котором долго хранили молчание, и о котором большинство граждан узнали много лет спустя. Именно его содержание и подтолкнуло тогдашнего президента Молдовы Владимира Воронина отказаться в последний момент от его подписания. В документ был включен пункт, согласно которому на территории Приднестровского региона должны были дислоцироваться на постоянной основе части российской армии сроком на 20 лет, что де-факто означало присутствие на территории страны иностранной военной базы. А это противоречило конституционному нейтралитету Молдовы. При этом, президент Молдовы Игорь Додон до сих пор остается сторонником идеи федерализации Молдовы.

Как и следовало ожидать, новое кремлевское назначение российского вице-премьера Дмитрия Козака в средине июля специальным представителем президента России по торгово-экономическим отношениям с Молдовой было воспринято неоднозначно. И в парламенте Молдовы, и в правительстве восприняли эту новость скептически. Большинство молдавских экспертов и знатоков политической жизни в Молдове не исключают, что «возвращение» Дмитрия Козака может быть связано с намерениями России реанимировать покрывшийся «пылью десятилетий» Меморандум Козака. На эту мысль политологов натолкнуло и то, что после ухода Дмитрия Рогозина, признанного в Молдове персоной нон-грата, так и не был назначен спецпредставитель президента России по Приднестровью. Как отметил спикер парламента Молдовы Андриан Канду, «посмотрим, с чем на этот раз господин Козак приедет в Кишинев»…

Сегодня самым приемлемым, по мнению официального Кишинева, остается вариант предоставления Приднестровскому региону особого статуса в составе единой и неделимой Молдовы. Однако, приднестровская сторона категорически отказывается этот вопрос даже обсуждать, настаивая на признании полной независимости Приднестровской Молдавской республики, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

ВЫВОД ВОЙСК

Если вернуться к Соглашению 1992 года о принципах мирного урегулирования Приднестровского конфликта, резонно обратить внимание на пункт, в котором фигурируют расквартированные на тот момент на территории непризнанного Приднестровья части 14-й российской армии. Сегодня оперативную группу российских войск (ОГРВ) в ПМР считают наследницей этой армии.

В том Соглашении четко написано, что российская армия будет строго соблюдать нейтралитет, а стороны конфликта (Молдова и Приднестровье) берут на себя обязательство уважать обоюдный нейтралитет и воздерживаться от любых противоправных действий в отношении военного имущества, военнослужащих этой армии и членов их семей.

При этом в Соглашении прописано, что вопросы о статусе армии (российской), порядке и сроках ее поэтапного вывода из Молдовы будут определены в ходе переговоров между Российской Федерацией и Республикой Молдова.

На протяжении 26 лет переговоры по этому вопросу проводятся чуть ли не на постоянной основе. Еще в далеком уже 1999 году была принята знаменитая Стамбульская декларация саммита ОБСЕ (под которой, кстати, стоит подпись и России), в которой российская сторона брала на себя обязательства вывести свои войска из региона. А в начале лета 2018 года, по настоянию молдавской стороны и при активной поддержке других государств, включая Украину, была принята и соответствующая резолюция Генеральной ассамблеи ООН о безоговорочном выводе российских войск из Приднестровья. Однако, российские войска и вооружение, включая более 20 тысяч тонн боеприпасов, которые еще с советских времен хранятся на военных складах в селе Колбасна Рыбницкого района, никто пока выводить не собирается.

Справедливости ради следует сказать, что в начале двухтысячных годов с российской стороны были все же некоторые попытки вывести войска и вооружения. Но это больше походило на инсценировку, как говорится «для отвода глаз»: по всем телеканалам республики (наверное, для придания значимости событиям) «крутили» тогда специальные сюжеты, показывая погрузку танков и другой военной техники на железнодорожные платформы для их вывоза в РФ, однако «показательными выступлениями» все и завершилось. А «воз» (читай войска) и ныне там».

Молдавская сторона пункт о нейтралитете строго соблюдает – противоправных действий в отношении российских военнослужащих на протяжении 26 лет зафиксировано не было. А в Приднестровском регионе время от времени продолжают проходить все те же «показательные выступления»: с участием российских военных регулярно проводятся разного рода военные учения, парады и марш-броски по дорогам и весям, расположенным вдоль левого берега.

Зинаида Гурская, Кишинев

ukrinform.ru