Мечеть, где рады всем: либеральный ислам пустил корни в Берлине

Красный кирпич, шпиль, витражи: внешне берлинская церковь Святого Иоанна ничем не отличается от других протестантских храмов. Кроме одной комнаты на задворках.

У входа в светлый зал сброшена обувь, внутри — пестрые молельные коврики. Это мечеть. Самая молодая в Германии и первая в своем роде.

И не только потому, что расположена в действующем христианском храме, но и потому, что здесь мужчины и женщины молятся вместе, причем женщинам даже дозволяется вести пятничные молитвы, а кроме того, здесь рады и мусульманам из ЛГБТ-сообщества.

«Наша мечеть открыта для всех, — говорит ее основатель Сейран Атеш, адвокат и феминистка. — Мы не Господь. Не нам решать, кто хороший, а кто плохой мусульманин».
Число сторонников прогрессивного движения, известного как инклюзивный ислам, растет, и то тут то там появляются центры отправления культа — однако пока преимущественно в частных домах.

Берлинская Ибн Рушд-Гёте — первая в мире либеральная мечеть с постоянным общественным помещением, вывеской на двери и свободным входом для всех, говорит Атеш: «Это не какой-нибудь закрытый клуб или место, куда приходят только по знакомству. Мы открыто говорим, что ждем всех».
Исламская реформация

Одну из первых инклюзивных мечетей открыл в Париже в 2012 году Людовик-Мохаммед Захед, алжирский имам-гей, который живет во Франции в законном браке со своим партнером.

Захед помогает Атеш — немке турецкого происхождения — с открытием либеральных мечетей в других странах Европы, включая Великобританию.
«Европа — то самое место, где мы можем работать над реформацией ислама, — рассказал Захед, заглянувший в новую берлинскую мечеть. — Поскольку тут у нас есть свобода слова, демократия, доступное образование и развитая система социальной поддержки».


«А братьям-мусульманам, которые верят, что эмансипированные женщины и геи не могут быть правоверными, я скажу: настоящему мусульманину должны претить гомофобия, женоненавистничество и антисемитизм, — добавляет он. — Поскольку ислам учит быть в мире с самим собой и с окружающими».
Угрозы и охрана

Либеральные порядки новой мечети далеко не всем пришлись по душе.

Атеш сотни раз угрожали расправой, причем особенно активно — после репортажа турецкого телевидения о том, как немцы якобы топчут Коран.

Грубый фейк, расстраивается она: сотрудник турецкого телеканала сам бросил книгу на пол и наступил на нее.


Турецкие чиновники обвиняли Атеш в связях с исламским проповедником Фетхуллой Гюленом, которого Анкара считает вдохновителем и организатором прошлогоднего мятежа.

Египетские власти также упрекали ее в искажении ислама.
После этих угроз полиция, и без того опекавшая Атеш, усилила охрану.

Даже те, кто осуждает угрозы в адрес Атеш, не всегда соглашаются с ней.

Опа приехал в Германию из Гамбии. Он признается, что концепция совместной молитвы мужчин и женщин до сих пор не укладывается у него в голове.

«Меня это очень удивило, потому что традиционно — мужчины спереди, а женщины сзади. И за перегородкой, чтобы они не видели друг друга. Для меня это новшество», — поясняет он, добавляя, что присутствие противоположного пола во время молитвы может отвлекать верующих.
«Не суди»

Мириам ведет в мечети группу чтения Корана наизусть. Она терпеливо ставит произношение Лаке — пакистанцу, 28 лет прожившему в Берлине.

Мириам говорит, что считает главной задачей мечети привить мусульманам терпимость друг к другу и к тому, что чей-то взгляд на ислам может отличаться от твоего собственного.

Но разделяет ли она сама взгляды Атеш?


«Ну, по мне же сразу видно, — смеется Мириам, поправляя хиджаб. — Я ношу платок, а она к этому относится совсем иначе. Но она хочет, чтобы тут была не «мечеть Сейран Атеш», а место для всех верующих. Я бы не хотела навешивать ярлыки — либералы, консерваторы. В моей религии терпимость — основополагающая ценность».
Лака соглашается: «Мы все равны. В независимости от внешнего вида, цвета кожи и сексуальной ориентации».

«Откуда мне знать, кто из нас ближе к Богу? И почему я должен это решать? Я не могу. И не буду», — говорит он.

В берлинской мечети хиджабы не обсуждают, темы для бесед тут посерьезнее. Цель Атеш — радикальное обновление ислама.

«Чтобы нас приняли консерваторы и фундаменталисты, как мы приняли их. Чтобы мы жили в мире и согласии. Чтобы примирились все течения ислама. Такая вот у меня мечта», — говорит она.