Армения в ожидании «спасательного круга» от России

Бросит ли его Москва Николу Пашиняну?

Лето, как известно, пора путешествий. В том числе и «воздушных»: гражданская авиация в эти месяцы работает с повышенной нагрузкой и по особому «летнему» расписанию. И хотя большинство людей все равно никак не может понять, каким образом многотонная железная махина, да еще с более чем сотней пассажиров на борту, держится в воздухе, авиация уже давно стала частью жизни и создала, естественно, целый пласт культуры, включая и такой жанр, как «авиаторские» анекдоты. В числе которых есть и такое, не очень политкорректное и вежливое, произведение. Над океаном летит самолет, доставляющий пассажиров на тропический курорт. Командир воздушного судна обращается к пассажирам: «Дамы и господа, наш полет проходит на высоте 10 000 метров, примерно через пять часов мы прибываем…» и вдруг вежливую тираду прерывает дикий крик: «А-а-а! Черт!» и дальше несколько выражений «18+». Наступает пауза, и через несколько минут в динамиках тот же голос: «Уважаемые пассажиры, приносим извинения, просто стюардесса пролила мне на брюки горячий кофе. Это небольшая неприятность, но, к сожалению, мои белые брюки спереди…». И в это время в салоне раздается голос одного из пассажиров: «Вот пижон. Видел бы он мои белые брюки сзади…».

Это, конечно, анекдот. Но случается, что примерно в таком же положении, как и пассажиры этого самолета, оказывается целая страна — Армения. С той лишь разницей, что речь идет о неприятностях посерьезнее, чем пролитый на брюки горячий кофе. И самое главное, голос из динамиков «извините, ничего страшного не произошло», в обозримом будущем если и прозвучит, то верить ему вряд ли стоит. Как в случае с апрельским боями 2016 года, когда в Ереване вначале вообще пытались отрицать сам факт и людских, и территориальных потерь. Или освобождением села Гуннут, что в Ереване в первые дни тоже пытались отрицать.

И, возможно, именно с учетом этих вот обстоятельств следует анализировать и очередной пиар-шедевр Никола Пашиняна — его интервью радиостанции «Эхо Москвы». Начистоту говоря, в беседе Никола Пашиняна с Алексеем Венедиктовым содержится солидный массив «информации к размышлению». Но…намеренно оставим за рамками и то, насколько неуверенным выглядел господин Пашинян перед «российским» микрофоном, как заученно он повторял установки насчет «народного доверия» и как растерялся, когда Венедиктов задал вопрос, когда ему приезжать в Армению на досрочные выборы, а народный премьер невнятно блеял что-то насчет «возможно, в принципе, и в октябре, и в ноябре, и в декабре, и даже в мае». Не будем даже углубляться в те отрывки, где «народный премьер» беспардонно врал, будто бы против азербайджанцев в Армении «не было никакого насилия», и не станем советовать Николу Воваевичу внимательно изучать хотя бы материалы на сайте Epress.am, не говоря уже об азербайджанских источниках. Важно другое. В этом же интервью Никол Воваевич вновь пел дифирамбы Москве, буквально умоляя Кремль «удержать» Азербайджан от новой войны. Как разглагольствовал Пашинян, в регионе очень напряженная ситуация и, учитывая агрессивную риторику Азербайджана, вероятность войны в Карабахе велика, и пусть теперь Россия защитит своего союзника. Пашинян уверенно повторял заученные «установки»: «Мы должны быть готовы к войне. Я и все армяне, и все в Армении уверены, что у России есть все средства не допустить виток новой эскалации в нашем регионе и придержать Азербайджан от нападения на Армению и на Карабах». Потом давал понять: у России есть все рычаги, все возможности, чтобы не допустить войны. «Я не могу никак поверить, что наш стратегический партнер, наш многовековой брат и наш многовековой друг допустит войну. Я не могу в это поверить», – проникновенным тоном вещал он. Позабыв на минуточку, что восстановление территориальной целостности Азербайджана — это не «нападение». Точно так же, как, повторим в который уже раз, наступление Красной Армии не было «нападением», скажем, на Минск и Витебск, где немецкие оккупанты создали собственную местную администрацию.

В политике, конечно, случаются метаморфозы. Но чтобы политик, который еще недавно призывал к выходу Армении из ЕАЭС и ОДКБ и даже свой избирательный блок назвал «Елк», то есть «Выход», теперь в эфире радио «Эхо Москвы» клялся в верноподданнических чувствах к России и заверял, что Армения даже не помышляет о вступлении в НАТО — такое, будем реалистами, случается все же редко.

Впрочем, причины такой «смены декораций» тоже понятны. Не будем строить конспирологических версий, о чем говорили с Пашиняном российские дипломаты накануне капитуляции Сержа Саргсяна, какие получили от него гарантии и насколько с этими переговорами связан тот факт, что Россия в Армении не вывела на улицы ни свою армию, ни военную полицию, как раз накануне переброшенную на базу в Гюмри. Важно другое. При нынешней зависимости Еревана от Москвы Армении о «независимой внешней политике» можно только мечтать — вне зависимости от того, занимает ли пост премьер-министра Карен Карапетян, Никол Пашинян или, скажем, французский политик армянского происхождения Патрик Деведжян. И Никол Воваевич мог, конечно, произносить на митингах громовые речи, что Армении надлежит вернуть свою «правосубъектность», «диверсифицировать» внешнюю политику и избавиться от «диктата Москвы», но, став премьер-министром, вынужден понимать: «свобода внешнеполитического маневра» у Армении нулевая. Вот и приходится, позабыв о своих прежних митинговых лозунгах, всячески заискивать перед Москвой.

К тому же перед нынешней серией интервью — сначала EADaily,  теперь «Эхо Москвы» — «цена вопроса» для Никола Воваевича заметно возросла. Прежде всего, ему необходимо как-то оправдаться после своего визита в Брюссель. Как далеко собирался  зайти  Никол Воваевич в своей «европрогулке», можно поспорить, но нет сомнений: он действительно рассчитывал на некие преференции со стороны Запада в обмен на свой имидж «победителя демократической революции».

Конечно, каждая страна вправе сама решать, с кем ей дружить, каких ориентиров придерживаться и в какие союзы вступать. Только вот с ориентирами этими надо бы разобраться и определиться. Азербайджан сотрудничает с Россией во многих сферах, но при этом наша страна не входит в ЕАЭС и ОДКБ, не получает от России экономическую помощь на миллиард долларов в год, не создает с ней объединенных группировок войск и не вымаливает у России оружейных кредитов. Более того, Азербайджан выстраивает с РФ отношения, максимально свободные от комплекса «старших» и «младших» братьев. В результате нашей стране ничего не мешает выстраивать программу сотрудничества и с ЕС, и с НАТО, и с США. А вот может ли позволить это себе Армения, получающая от Москвы множество разнообразных преференций, большой вопрос.

В результате у собеседников из Евросоюза и НАТО Армения, член ЕАЭС и ОДКБ, интереса не вызвала. Визит Пашиняна в Брюссель завершился оглушительным провалом. Не удалось добиться не только возможности для «внешнеполитического разворота», но даже чего-то такого, что можно было бы использовать в качестве предмета политического торга с Россией. Более того, в Кремле выразили свое недовольство самим фактом поездки Пашиняна в Брюссель. «Народный премьер» в интервью Венедиктову, конечно, пытался включить «дипломатию доносов» и, жалуясь, что Президент Ильхам Алиев не поздоровался с ним на саммите НАТО и вообще не дает ему номер своего мобильного телефона, намекал, что глава Азербайджана на саммите НАТО тоже присутствовал, только вот Баку и Ереван находятся здесь в далеко не равной позиции.

Никол Пашинян все это, скорее всего, понимает. Как и то, что ему  остро необходимо выторговать у Москвы хоть какие-то гарантии на случай возобновления боевых действий в Карабахе. Тем более что такой сценарий становится для Армении пугающе реальным.

Правда, внятно ответить на вопрос Венедиктова: «А почему вы считаете, что угроза войны растет? Какие есть признаки?» — смог назвать только «риторику властей Азербайджана». Что во всяком случае господина Венедиктова не убедило.

Однако тем, кто чуть более внимательно отслеживал ситуацию в регионе, уже давно понятно: о возможности решения конфликта военным путем, если переговоры по-прежнему не будут приносить результата, в Баку говорили всегда. Но теперь эти предупреждения звучат на совершенно ином фоне. Как оказалось, пока в Армении упивались успехами первой половины девяностых, достигнутыми за счет участия, вернее, соучастия России в агрессии против Азербайджана, в Азербайджане создали современную и боеспособную армию, вооруженную самым современным оружием. Апрельские бои 2016 года, Гызылгая-Гуннутская операция на Нахчыванском направлении, наконец, состоявшийся 26 июня 2018 года в Баку военный парад — все это тут уже не надо иметь доступ к сверхсекретным разведданным, чтобы понять, что расклад сил на линии фронта ничего хорошего Еревану не обещает. В Баку при таком военном раскладе могут позволить себе и провести «блицкриг», разгромив армянские оккупационные силы в Карабахе одним ударом, и избрать тактику «точечных операций», не доводя дело до масштабной войны и ее возможных политических и дипломатических последствий, но планомерно «сдвигая» линию фронта к общепризнанной государственной границе.

И как в этой ситуации надлежит поступать руководству Армении? Наконец перейти к реальным переговорам по урегулированию? Но это означает тяжелые и непопулярные уступки. Пока что в Ереване попросили «время на размышление», но там не могут не понимать: слишком долго размышлять и «изучать вопрос» не получится. Воспользоваться передышкой и спешно нарастить собственную военную мощь? Звучит красиво, но при отсутствии человеческих ресурсов, денег на новую технику и военные учения, необходимые для ее освоения, наконец, в ситуации, когда время работает не на Армению, этот совет столь же реалистичен, что и надежды поймать в озере Гейча, переименованном в Севан, «золотую рыбку» и загадать ей три желания. Остается одно: заручиться внешней поддержкой. Чего и пытается по мере сил добиться Никол Пашинян при помощи своей слезливой дипломатии на российском «треке», всячески избавляясь от своего имиджа «западника» и умоляя Москву не бросать свой «форпост». Сам он, впрочем, предпочитает термин «союзник», только вот суть дела от этого не меняется. И аргументы вроде бы тоже есть. Во-первых, бросать союзников нехорошо. Особенно когда их не так много. Во-вторых, в Армению Россией вложено слишком много и в прямом, и в переносном смысле, так что бросать это все как-то не с руки. В-третьих, интересы и поведение Москвы входит в клинч с политикой Турции в Сирии, что тоже дает надежду Еревану. В-четвертых, политологи вроде Маркедонова уже нашептывают в ушко: да, сегодня можно отказаться от Армении, но Азербайджан никогда не будет для России таким верным «форпостом»…Вот и старается Никол Воваевич по мере сил и способностей выплакать у России гарантии, обещания или хотя бы намеки.

Ответной реакции России на эту пашиняновскую «слезливую дипломатию» не последовало. Да и вряд ли ответ на его мольбы и заверения в верноподданичестве будет дан в виде официального заявления.

Другое дело, что нынешняя ситуация на Южном Кавказе ставит перед выбором уже Москву. Где могут, конечно, отойти в сторону и посоветовать Николу Воваевичу самому разбираться с проблемами своей страны, а могут при помощи явных и тайных политических рычагов, которых у РФ действительно предостаточно, все же бросить спасательный круг своему сателлиту, который того и гляди может захлебнуться в бурном море современной геополитики.

Только вот, встав на защиту Армении, Москва рискует стремительно «обнулить» обнадеживающие результаты, достигнутые российской дипломатией на турецком «треке», где еще  не все потеряно. Получить проблемы на азербайджанском направлении, где уже, как не раз убеждались в России, не получится вести политику, игнорируя интересы Баку. И это далеко не вся политическая цена поддержки «форпоста», который — и думающие аналитики в РФ это прекрасно понимают —уже давно превратился для России в классический «чемодан без ручки», который нести тяжело, бросить должно быть жалко, только вот нет ясности, что же такого ценного в нем лежит.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az