Интересы России и Азербайджана столкнулись в Европе? Ветер сдует!

На европейском энергетическом рынке, судя по всему, грядет большой передел. Мне уже приходилось писать о том, как интересы России и Азербайджана, как энергетических держав, сталкиваются на европейском континенте. Конкретно речь идет об экспорте газа, который Баку собирается поставлять в Старый Свет по «Южному газовому коридору», а Москва – по новым трубопроводным артериям «Северный поток-2» и «Турецкий поток».


Не будем повторяться на предмет того, чьи шансы выше в конкурентной борьбе. Отметим другое: победителем в этом газовом споре может стать вовсе не одна из сторон, а… ветер. А точнее, возобновляемая энергетика (черпающая ресурсы, главным образом, от солнца, ветра и воды), на которую сейчас делают ставку во многих европейских столицах. Если эта ставка сыграет, то и Россия, и Азербайджан с их традиционным подходом к газовому экспорту по трубам, будут обречены лишь на подсчет убытков. В связи с этим, пока еще не поздно, самое время разобраться: куда ветер дует?

Навстречу солнцу

В принципе, в настоящее время альтернативная или возобновляемая энергетика во всем мире развивается быстрее традиционной углеводородной. Евросоюз к 2020 году намерен довести долю первой в общем объеме энергопотребления до 20%, а импорт газа к 2030 году, наоборот, снизить на 12%.

В 2016 году вводы новых мощностей генерации на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) стали рекордными, составив на 9% больше, чем в 2015 году, отмечается в ежегодном докладе агентства по развитию возобновляемой энергетики REN21. Лидером роста стала солнечная или фотоэнергетика (47%), следом за ней идут ветро- (34%) и гидроэнергетика (15,5%). За последние пять лет инвестиции в новые мощности ВИЭ примерно вдвое превысили вложения в традиционную энергетику и составили без малого $250 млрд.

Развитие ВИЭ стало уже мировым трендом, охватив не только богатые страны, но и развивающиеся государства Азии и Африки, и даже экспортеров традиционных энергоносителей. Причем заниматься альтернативной энергетикой становится все более выгодно: технологии развиваются, а стоимость сооружения генерирующих мощностей на самых популярных видах ВИЭ, соответственно, год от года падает. Так, например, в Аргентине, Чили, Индии, Иордании, Саудовской Аравии проходили аукционы на строительство станций на основе фотоэлементов с предложениями ниже трех центов за 1 кВтч.

В Дании и Нидерландах себестоимость ветрогенерации к 2025 году уже будет дешевле угольной энергетики. При этом эксперты практически единогласно предсказывают постепенный отказ от угольной генерации в пользу возобновляемых источников, газа и атомной энергетики. Активнее всех в этом направлении движется Китай, который в начале текущего года заявил о намерении к 2020 году инвестировать в ВИЭ $360 млрд, чтобы максимально сократить долю угольных станций.

По оценкам Международного энергетического агентства, почти 60% ввода новых мощностей в секторе электроэнергетики до 2040 года будут обеспечены за счет возобновляемой энергетики.

Ветер «сдувает» газ с рынка

В Евросоюзе газ пока играет ключевую роль в отоплении помещений и жилых домов. Но его позиции в долгосрочной перспективе могут потеснить энергоэффективные технологии в строительстве и так называемые «умные» дома. За счет рационального управления внутренними системами и внедрения энергоэффективных материалов, постепенно потребление тепловой энергии, а следовательно, и газа, снижается.

Европа неоднократно заявляла о намерении больше инвестировать в «зеленую» энергетику. В 2016 году в ЕС было введено 12,5 ГВт новых мощностей ветрогенерации, что позволило ветру выйти на второе после газа место среди ключевых источников энергии, потеснив уголь.

В Евросоюзе крайне внимательно относятся к ВИЭ. Так, по данным Института солнечной энергии в Германии, в марте 2017 года выработка энергии газовыми и атомными электростанциями в стране сократилась по сравнению с мартом 2016 года на 25% и 37% соответственно. Зато ветряки нарастили генерацию на 56%, а солнечные панели — на 34%.

Между прочим, Германия является крупнейшим зарубежным клиентом российского «Газпрома»; в 2016 году немцы закупили почти 50 млрд кубометров газа, что составляет порядка 28% всего российского газового экспорта в Европу. Москве явно есть о чем задуматься!

Тем более, что у «голубого топлива» дела складываются не блестяще. В прошлом году глобальное производство природного газа выросло всего на 0,3%, продемонстрировав слабейший рост за 34 года, отмечается в ежегодном обзоре ВР по состоянию мирового рынка энергоресурсов.

Россия в поисках альтернативы

Не беремся из московского далека рассуждать, насколько проблема ВИЭ волнует Баку, но в РФ стали постепенно проявлять интерес к альтернативным энергетическим технологиям. Правда, пока этот интерес носит крайне ограниченный характер: в России ВИЭ без учета крупных ГЭС занимают порядка 0,2% в общем энергобалансе страны.

Тем не менее, только за два последних года в стране были запущены 14 электростанций на основе солнечной энергетики на 130 МВт, а в этом году планируется ввести в строй сопоставимые объемы генерации. Конечно, по сравнению с тем же Китаем, этого крайне мало. Но обнадеживает то, что по данным REN2, многие зарубежные компании, работающие в области ветряной и солнечной энергетики, проявляют интерес к работе в РФ. Enel инвестирует €405 млн в два объекта ветряной энергетики в России на 291 МВт. При этом компания не исключает интереса и к солнечной энергетике в России.

При этом зарубежные инвесторы надеются на господдержку своих проектов из Москвы. Надо ли говорить, что такие надежды не беспочвенны. В этом году сразу две крупных госкомпании — «Роснано» и «Росатом» — заявили о намерении развивать ВИЭ. В частности, «Росатом» выиграл ряд конкурсов по проектам ветрогенерации общим объемом 610 МВт.

В целом, согласно проекту энергетической стратегии страны до 2035 года, доля новых видов ВИЭ в энергобалансе России составит к этому времени от 2 до 3%. Это уже не жалкие доли процента, хотя в мире, по прогнозу Международного энергетического агентства, данный показатель к тому времени приблизится к 20%.

Тем не менее, Европе нужен газ

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, сектор ВИЭ уже сегодня демонстрирует достаточную конкурентоспособность, себестоимость получения энергии из возобновляемых источников снижается, и их доля в мировом энергобалансе будет расти, тогда как доля ископаемых энергоносителей, напротив, снизится. Тем не менее, традиционные энергоресурсы с рынка не уйдут и в долгосрочной перспективе. Их доля будет снижаться, но в абсолютных величинах потребление будет расти.

Александр Новак

Как бы то ни было, тренды на мировом энергетическом рынке меняются. Согласно прогнозу британской компании ВР, самым быстрорастущим энергоресурсом мировой экономики будут именно ВИЭ, потребление которых будет расти в среднем на 7,6% в год и в ближайшие 20 лет увеличится в четыре раза.

Впрочем, не будем поддаваться эйфории и опережать события. Несмотря на активное развитие ВИЭ, потребление газа в ближайшее время сокращаться не будет. Ведь газ позволяет с минимальным ущербом поддерживать баланс в энергосистеме, он остается базовым продуктом в топливно-энергетическом балансе большинства стран.

Российское и азербайджанское руководство исходит из того, что Европе нужен импортный газ, поскольку спрос на него там растет, а добыча падает. Подобную точку зрения разделяют и многие европейские эксперты. В частности, Тило Виланд, член правления Wintershall, недавно заявил, что потребность ЕС в импорте газа уже к 2030 году достигнет 400 млрд куб. м. Поэтому перспективы поставок традиционного газа – как российского, так и азербайджанского – остаются весьма неплохими.

Но все же, при том, что ЕС нуждается в импортном газе, общее потребление «голубого топлива» в Старом Свете не увеличивается. И в долгосрочном плане это несет очевидную угрозу как российским, так и азербайджанским трубопроводным проектам. Из этого факта надо исходить как в стратегическом планировании, так и в принятии тактических решений в такой важной для наших стран сфере, как газовая.

Дмитрий Докучаев, автор haqqin.az