Два Парада из истории одной армии

Вчера состоялся военный парад, посвященный столетию азербайджанской армии. По площади «Азадлыг» прошли современные танки, тягачи с тяжелыми артиллерийскими установками, ракетными комплексами. Над ней пронеслись реактивные самолеты, вертолеты, беспилотники. Эта армия создавалась сто лет назад практически на пустом месте. Какие там танки, аэропланы: на каждые два аскера приходилась одна винтовка, на два всадника – одна лошадь, вместо шинелей бойцам выдавали шали, вместо ботинок – кожу, чтобы шили себе обувь…

Как тут не вспомнить основателей этой армии, генералов первой азербайджанской республики! Практически за один год они создали из необученной, психологически неподготовленной молодежи (в царской России более века азербайджанцев не брали в армию) войско, участвовавшее в трех крупных военных операциях и одержавшее во всех победу: ленкоранский, зангезурский, карабахский походы. Вероломное, внезапное нападение советской России с севера, когда армия АДР вела войну на Западе, прервало ее существование на 70 лет. Но и тогда небольшой пограничный гарнизон азербайджанцев не дрогнул: 350 защитников Яламинской станции насмерть стояли перед ударной силой семидесятитысячного войска. Красная Армия смогла пройти только через их трупы.

Книга «350» Арифа Алиева посвящена памяти этих героев. Скоро она увидит свет. В ней описывается последний военный парад армии первой республики, который состоялся 22 марта 1920 года. Это уникальные материалы, собранные по крупицам из газет тех лет, других архивных документов, воспоминаний военачальников и политиков…

Эти два парада – наглядная демонстрация связи времен и стремления нации добиться своей независимости и защитить ее!

Предлагаем вашему вниманию отрывок из повести (в сокращенном виде)

***

«Вернувшись в Баку из Зангезурского похода, армия усиленно готовилась к предстоящему марш-параду по случаю праздника Новруз. Поредевшие ряды полков пополнялись новыми призывниками, день и ночь велись строевые занятия. Пропитанная потом военная форма, прохудившиеся башмаки, потрепанные папахи заменялись на новые. Каждый полк хотел своей выправкой и экипировкой перещеголять других. Во время короткого послеобеденного отдыха аскеры натирали порошком до зеркального блеска стволы оружия…

Наконец, наступил долгожданный день. Площадь перед зданием министерства на пересечении Красноводской и Меркурьевской улиц ранним утром полили и чисто подмели. Армейские части выстроились в ряд. Впереди стояли роты Бакинского, Геокчайского и Губинского пехотных полков, затем отряды Военного училища и Саперной школы, резерв полиции. За ними следовали части 1-го конного Татарского полка, 2-й артиллерийской бригады, конно-горного и легкого артиллерийских дивизионов. Колонны замыкали шесть бронированных автомобилей. Справа, со стороны Набережной, на рейде красовались грозные канонерки «Гарс» и «Ардаган».

Набережная, боковые улицы и даже крыши домов были полны людей. Фасады двух-трехэтажных каменных зданий вокруг покрывали ковры, килимы, длинные красные полотна, на которых большими белыми буквами были выведены патриотические лозунги. Перед каждой аркой, над каждым магазином или конторой висел триколор с полумесяцем и восьмиконечной звездой в центре флага. Из открытых окон приветственно махали руками женщины, дети забрались на высокие деревья и, как стайки птиц, безудержно галдели, цепляясь за качающиеся ветки…

Появление председателя правительства и обожаемого армией военного министра на балконе вызвало бурю эмоций. Все аплодировали, многие выкрикивали лозунги. Но министр поднял руку, и толпа затихла. Наступила полная тишина. Слышно было только, как перешептывались на ветру боевые стяги воинских частей.

Перед зданием министерства на белом коне показался генерал Али ага Шихлинский. Он проскакал между рядами, останавливаясь перед каждой колонной, и приветствовал участников парада: «Mərhaba, əsgər!» Аскеры заполняли легкие воздухом и бодро выкрикивали: «Çox sağ ol!» Обойдя все ряды, генерал закончил смотр и громко скомандовал:

— Знаменосцы, вперед!

Офицеры как по волне передали приказ командующего: «Вперед… вперед… вперед…». Прозвучал национальный марш:

«Азербайджан, Азербайджан,

О, Родина святая славных сыновей…»

Войско пришло в движение.

Когда настал наш черед, мои ноги сами оторвались от земли. Впервые я шагал на параде. Нет, не шагал, а летел. Штыки винтовок на плечах товарищей, идущих впереди, серебрились под солнечными лучами, и их волшебный блеск увлекал меня за собой. Никогда не думал, что вот так просто, чеканя шаг под песню наравне с другими, кровь в человеке может закипеть! Сейчас мы не были отдельными частями, группами и полками, мы были единой силой, готовой на смерть ради торжества одной общей цели, правды, не всегда до конца осознанной и часто по-разному воспринимаемой. В таком состоянии даже самые абстрактные понятия обретают конкретные, видимые глазу очертания. В дуновении ветра ты ощущаешь запах Родины, в раскрасневшемся лице шагающего рядом товарища видишь лицо всего народа. Еле сдерживаешься, чтобы, присоединившись к собравшимся на парад зрителям, не выкрикивать вместе с ними лозунги: «Eşq olsun!», «Yaşasın!», «Var olsun!», чтобы не расплакаться, как и они, от радости.

Воинские части по очереди проходили перед зданием министерства и шли в сторону Сальянских казарм вверх по Базарной. Люди, столпившиеся по краям дороги, хлопали, кричали, бросали цветы под ноги солдат — народ выражал любовь и благодарность своей армии. Молодые обнимались и целовались, люди постарше, подняв руки, молились. А детвора, выстроившись в ряд и размахивая руками, гуськом шла за нами…

Вечером Пятый Бакинский полк организовал банкет в честь Новруз-байрамы. Все офицеры, принявшие участие в параде, были в числе приглашенных. Ожидался приезд военного министра, начальника штаба армии, командира второй дивизии, иностранных гостей.

Часам к семи все собрались в офицерской столовой. По указанию министра, чтобы досыта накормить аскеров в дни праздника, на каждого воина выделялось ежедневно сорок дополнительных рублей, так что еды и питья было вдоволь, столы ломились от яств. В нескольких местах на блюдцах были выставлены сэмэни. Но никто не садился: все ждали главного гостя…

***

Самед бек Мехмандаров и его заместитель Али ага Шихлинский имели в армии высокий авторитет. Особенно те, кто, как я, окончили специализированные училища в Азербайджане и имели достаточное представление о нашей военной истории, считали этих генералов от артиллерии живыми легендами. Я… с нетерпением ждал, какую речь произнесет Мехмандаров.

Несколько минут он беседовал с рядом сидящими гостями. Наконец, глотнув чая из красивого грушевидного стакана, он поднялся. Все военные тут же вскочили.

— За опоздание, и… за то, что задержал вас, – министр повел рукой, как будто считая нетронутые блюда и вазы на столе, — приношу глубочайшие извинения. К сожалению, господа, не все идет так, как нам хочется. Полагаю, к концу вечера смысл этих слов будет для вас понятнее. Мы, мусульмане, только что вступили в истинную пору национального творчества и должны привить здоровый национализм пробуждающемуся от векового сна народу. Именно с этой точки зрения я высоко оцениваю вчерашний парад, объявляю искреннюю благодарность всем офицерам, вложившим много труда, потратившим много терпения на то, чтобы он был таким ярким. Поздравляю всех от имени правительства с праздником Новруз! Вы все были на площади, видели плачущих от радости людей, бросающих на головы аскеров цветы, море развевающихся трехцветных флагов. Иностранные наблюдатели подходили ко мне и говорили: «Мы не верили, что за короткий срок вам удастся создать регулярное войско, потому как знали, в царской России более века азербайджанцев в армию не призывали». Спасибо, что на старости лет дали мне возможность испытать такую гордость за горячо любимую страну. Всегда также высоко держите честь аскера армии Азербайджана, цените офицерскую честь!.. И никогда не забывайте: аскер всегда похож на своего командира, офицер — на своего генерала. Если командир отважный, то и аскер смелый, если офицер слабый, то и аскер никчемный. Победа приходит тогда и только тогда, когда во время боя возникает полное взаимопонимание между теми, кто отдает приказы, и теми, кто их исполняет. А теперь, господа, к сожалению, я вынужден покинуть вас. Скоро начнется важное собрание Совета Министров. Для меня было большой честью хоть на короткое время сидеть с вами за этим праздничным столом, я чрезвычайно горд тем, что имел возможность лично высказать господам офицерам искренние слова благодарности.

Начальник штаба армии генерал-майор Салимов вышел проводить министра до машины, и мы сели на свои места только после его возвращения. Но все были, как на иголках. Чувствовали, что случилось нечто чрезвычайное, и мы на пороге важных событий…

zerkalo.az