Россия не против силового решения Карабаха

Антироссийские санкции, экономика Азербайджана и Армении, судьба Карабаха… По этим темам в эксклюзивном интервью haqqin.az высказался один из ведущих российских экономистов, публицист, доктор экономических наук профессор Никита Кричевский.


— Одна из главных тем этой недели – подписание президентом США Дональдом Трампом закона об ужесточении санкций против России. Может ли это как-то отразиться на странах региона, на Азербайджане и Армении?

— На Азербайджане ужесточение санкций против России никоим образом не скажется, так как Азербайджан – это самодостаточное государство, обладающее помимо нефтегазового сектора еще и другой развитой промышленностью.

Что касается Армении, то надо понять – Россия является донором этой страны. Я даже не беру сейчас военно-политический аспект – наличие российской военной базы в Армении. Так вот, возможности для различных форм помощи Армении — и совершенно не обязательно финансовых — со стороны России существенно уменьшаются. Почему? Да потому, что придется экономить.

— А есть ли какие-то политические угрозы для Армении? Скажем, Россия попытается уговорить своих союзников выступить с громкими заявлениями, осуждающими эти санкции…

— Теоретически это возможно. Но практического смысла в этом я не вижу. У нас руководство достаточно адекватное, и оно прекрасно понимает, что ничего, кроме ухудшения отношений (с Западом. – Ред.) тем, кто публично выступил на стороне России, это не даст.

В то же время поддержка России со стороны государств, входящих в Евразийский экономический союз, в комментариях и дополнительных подтверждениях не нуждается, это и так все знают.

— Действительно ли западные санкции серьезно влияют на экономику России, или носят они больше декларативный характер?

— Безусловно, что они и декларативные тоже. Но совершенно очевидно, что хотя сейчас они еще не сильно влияют на экономику России, однако в будущем эффект будет сильнее. И весьма негативный. При этом все понимают, что санкции введены исключительно по политическим соображениям, для того, чтобы, так скажем, подтвердить право США определять мировой порядок. И зачастую это наносит ущерб экономике как американской, так и европейской. Но в данном случае на первое место выходят геополитические и геостратегические вопросы: желание сохранить и показать свой статус мирового жандарма.

— Продержится ли Россия под этими санкциями?

— Нет, развалится… (Смеется.) Для России санкции – не новость. Это не первый, не второй и даже не 22-й раз. Впервы санкции против России вводились еще в XVI веке. С тех пор они возникали с разной степенью периодичности.

И Россия – не единственная страна, которая находилась под санкциями. Можно вспомнить Францию после франко-прусской войны в XIX веке, Германию после Первой и Второй мировых войн. И эти санкции были несоизмеримо серьезнее тех, что сегодня вводят против России. И тем не менее Германия сейчас – ведущая стран Евросоюза, Франция претендует на геополитический статус, и с экономикой у нее все более или менее нормально.

В случае с Россией в первую очередь надо говорить об изменении управления экономикой. А это до президентских выборов в марте 2018 года вряд ли возможно.

— Какой партнер на Южном Кавказе более выгоден для России – Азербайджан или Армения?

— Нельзя так ставить вопрос. И Армения и Азербайджан – оба значимы. Невозможно делать выбор между двумя государствами, это совершенно однозначно. Да и закрыть карабахскую проблему при помощи российского «ключа» также невозможно. России нужно учиться лавировать между интересами Азербайджана и Армении.

Но я вам больше скажу: после того, как произошло присоединение Крыма к России, я не думаю, что у РФ будут какие-то веские поводы против силового решения карабахской проблемы. Конечно, это очень не здорово, но тем не менее мы понимаем, что это — вопрос воссоединения этих земель, что называется, с «материнским государством» — Азербайджаном.

Автор: Наир Алиев,

отдел информации