Что подтолкнуло Трампа к жестким заявлениям в адрес Китая?

В военном деле есть такое понятие — «беспокоящий огонь». Это не прицельные удары из высокоточного оружия, не «ковровые бомбардировки» и не артподготовка к новому наступлению. Задача такого огня — держать противника в напряжении, навязать ему этакую «войну нервов», не позволять расслабляться и чувствовать себя слишком уж уверенно.

Похожие технологии применяются и в политике. Северная Корея — пример классический.

Напомним: 4 июля, когда США отмечают свой главный государственный праздник — День независимости, Северная Корея объявила об успешном испытании межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-14». Высота полета по навесной траектории оценивается в 2802 километра, дальность полета — 933 километра, однако, по мнению южнокорейских военных, если бы ракета была пущена по обычной траектории, она преодолела бы расстояние в семь-восемь тысяч километров. Это означает, что при пуске из северокорейского порта Вонсан она может поразить цели на Аляске и в Сиэтле.

29 июля в КНДР заявили о втором успешном пуске ракеты «Хвасон-14». По данным ЦТАК, ракета пролетела 47 минут и 12 секунд, дальность ее полета составила 998 километров, максимальная высота — 3724,9 километра. Как полагают в Сеуле, на этот раз была испытана межконтинентальная баллистическая ракета, того же мнения придерживаются и в США.

А о том, что и испытания таких ракет небезопасны, свидетельствует еще одна новость: пассажирский лайнер авиакомпании Air France с 323 пассажирами на борту 4 июля пролетел рядом с местом в Японском море, где через 10 минут упала межконтинентальная ракета КНДР. Речь идет о Boeing 777, следовавшем рейсом 293 из Токио в Париж.

По данным телеканала АВС, самолет находился на расстоянии порядка 144 километров к северу от места падения ракеты — по авиационно-ракетным меркам, «впритирку». Французские авиаторы, правда, утечку опровергают. Компания Air France сообщила телеканалу, что район ракетных испытаний КНДР «никаким образом не пересекают траекторию полетов рейса Air France», а полет проходил «без каких-либо инцидентов».

«Кроме того, в сотрудничестве с властями Air France постоянно анализирует потенциально опасные зоны полетов и соответствующим образом адаптирует планы полетов», — приводит телеканал заявление авиакомпании. Однако представитель Пентагона капитан Джефф Дэвис еще после пуска ракеты КНДР 4 июля заявил, что «ракета пролетела через воздушное пространство, которое используется коммерческими авиалайнерами».

Более того, в статье сотрудника американской научной организации Aerospace Corporation Джона Шиллинга, опубликованной интернет-порталом 38 North, который специализируется на северокорейской проблематике, указывается, что КНДР может создать твердотопливную межконтинентальную баллистическую ракету (МБР) уже к 2025 году. Эксперт также пришел к выводу, что северокорейским инженерам удалось значительно снизить вес боеголовки МБР «Хвасон-14», испытанной 28 июля.

«Благодаря этому была увеличена дальность полета ракеты», — подчеркивается в документе. А в Пхеньяне и не думают скрывать, кому в первую очередь адресованы ракетные приготовления. Северокорейский лидер Ким Чен Ын заявил, что новое ракетное испытание, проведенное в стране накануне, доказывает, что все территория США находится теперь в зоне поражения северокорейских ракет.

«Лидер с гордостью заявил, что, как подтвердило испытание, вся территория США находится в радиусе поражения», — сообщило государственное информагентство КНДР, на которое ссылается Би-би-си.

Однако уже очень скоро стало понятно, что северокорейские ракеты еще в испытательном режиме нанесли серьезный ущерб взаимоотношениям Вашингтона с Пекином.

Первый тревожный звонок прозвенел еще по горячим следам северокорейского ракетного теста — госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что «как основные экономические пособники северокорейской ядерной программы, Китай и Россия несут особенную ответственность за эту растущую угрозу». Теперь же последовало и предупреждение от президента США Дональда Трампа.

«Я очень разочарован в Китае. Наши предыдущие глупые лидеры позволили им сделать сотни миллиардов долларов за год на торговле… и они ничего не сделали для нас с Северной Кореей, только разговоры. Мы больше не позволим этому продолжаться. Китай может легко решить эту проблему!» — написал Трамп в своем микроблоге в Twitter.

Здесь, пожалуй, нужно пояснение. В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп постоянно обрушивался на Китай с резкой критикой, обвинял Пекин в «безобразных манипуляциях» на валютном рынке, торговом и промышленном шпионаже, наводнении американского рынка поддельными товарами, а также в том, что Китай крадет у США деньги и рабочие места, и обещал положить этому конец в первый же день своей работы на посту президента.

Но по горячим следам вступления Дональда Трампа в должность никакого кризиса в отношениях Вашингтона и Пекина как бы не случилось. Уже в феврале 2017 года Трамп провел телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином и назвал эту беседу «душевной».

Вскоре Си Цзиньпин стал одним из первых мировых лидеров, принятых Трампом в его резиденции в штате Флорида. Наконец, в интервью The Wall Street Journal американский президент заявил, что «полностью пересмотрел» свое отношение к Китаю. «Вовсе они не манипуляторы», — заявил Трамп, пояснив, что Китай нужен США в качестве союзника для сдерживания Северной Кореи.

По понятным причинам, подробности американо-китайских переговоров остались за закрытыми дверями, однако по многим косвенным признакам можно предположить: Трамп дал понять, что может ввести в США такие экономическиие меры (что, кстати, вполне законно и не нарушает никаких международных норм), которые в самом прямом, финансовом смысле обойдутся Китаю очень дорого, но в то же время Китай может этого избежать, если поможет урегулированию ситуации вокруг КНДР, поведение которой, что вполне понятно, считают в Вашингтоне прямой и явной угрозой.

Тем более что в «правовой папке» здесь наличествуют резолюции СБ ООН, которые предусматривают весьма жесткие санкции против КНДР, и, учитывая наличие у Китая права вето, без согласия Пекина эти документы не появились бы на свет. Но теперь, судя по «твиту» Трампа, выполнять взятые на себя обязательства Пекин не пожелал, вернее, не счел необходимым.

Однако многие эксперты на этом фоне не исключают: дело не только, а возможно, даже не столько в КНДР. Прежде всего Китай резко усилил военно-силовое давление на ближних и дальних соседей, тем более, что территориальных конфликтов и спорный островов здесь хватает. США уже давно — и решительно — противодействуют попыткам КНДР перекроить под себя границы территориальных вод в районе архипелага Спратли и Парасельских островов. На днях в Пекине выступили с весьма резкими заявлениями в адрес Индии.

На днях Китай с помпой открыл первую зарубежную военную базу на территории восточноафриканского государства Республика Джибути. После торжественного поднятия государственного флага КНР на базе прошел военный парад.

По данным агентства Reuters, в мероприятии приняли участие более 300 человек, включая замкомандующего ВМС Китая Тянь Чжуна. Церемония была приурочена к 90-летней годовщине основания Народно-освободительной армии Китая. В честь юбилея председатель КНР Си Цзиньпин выступил с поздравительной речью.

Пекин описывает свою первую военную базу за рубежом как объект материально-технического обеспечения. Как сообщало ранее агентство «Синьхуа», база построена для участия китайских военных в миротворческих операциях в регионе, а также для оказания гуманитарной помощи в Африке и Западной Азии.

Кроме того, на ней будут проводиться военные учения. Однако нельзя не заметить: Китай «воткнул» свою военную базу в стратегической точке: Джибути находится на восточном побережье Африки и занимает стратегическое положение на пересечении важнейших морских торговых путей.

Но наибольшую пищу для размышлений дает участие ВМС Китая в совместных с Россией военных учениях на Балтийском море.

Здесь, пожалуй, нужно уточнение. Жесткий стиль поведения в спорах за острова еще можно объявить попыткой защитить свои национальные интересы. Стремление «закрепиться» в Джибути можно «пристегнуть» к заинтересованности КНР в безопасности торговых путей.

Но вот как объяснить совместные с РФ учения на Балтийском море, там, где Москва всеми силами демонстрирует готовность подчинить себе при помощи военной силы страны Балтии, а если повезет — то и Польшу?

Будем откровенны: объяснить иначе отработку на учениях наступательных действий и агрессивную пропаганду в российском федеральном эфире трудно. А это уже заставляет совершено по-иному расценивать жесткое заявление Трампа в адрес КНР. Причиной которого является не только корейский кризис.

А.ШАКУР,

echo.az