«Вмешательство Москвы на стороне Армении может повлечь вмешательство Турции на стороне Азербайджана»

Интервью Azeri.Today с депутатом Милли Меджлиса Расимом Мусабековым.

— Господин Мусабеков, как вы оцениваете итоги недавней встречи президентов Азербайджана и России Ильхама Алиева и Владимира Путина в Сочи?

— Отношения стратегического партнерства Азербайджана и России предполагают постоянный политический диалог, который осуществляется на министерском, парламентском уровне. Но очевидно, что имеются вопросы, которые обсуждаются и согласовываются на уровне глав государств. Встречи президентов Алиева и Путина происходят не реже чем раз-два в году. Так что в недавней Сочинской встрече неожиданным было лишь то, что о ней было объявлено за день до ее проведения. Реакция на нее как в России, так и в Азербайджане позитивная. Наши страны связывают тесные исторические, экономические и культурные связи. Если судить по телевизионной картинке, встреча прошла в дружеской и деловой атмосфера. Президенты обсудили двусторонние, региональные и международные вопросы. Никакого коммюнике или заявление для прессы распространено не было. Поэтому об итогах Сочинской встречи можно будет судить по предпринятым сторонами конкретным действиям и шагам. Полагаю, что в развитии российско-азербайджанских отношений стороны обоюдно заинтересованы и позитивный тренд будет сохранен.

— В ходе встречи обсуждался и карабахский вопрос. Стоит ли ожидать подвижек в процессе карабахского урегулирования после этой встречи?

— Очевидно, что для Азербайджана карабахское урегулирование было основной темой обсуждения. В США и Франции, сопредседательствующих вместе с Россией в Минской группе ОБСЕ, недавно сменились президенты. Первым лицам в Вашингтоне и Париже, а также их новым главам МИД еще нужно войти в курс проблемы. Принимая во внимание, что у них имеются более важные вопросы, ожидать активного посредничества в карабахском урегулировании от США и Франции в ближайшее время не приходится. Реально, рычагами для воздействия на ситуацию располагает Россия. Она и самая заинтересованная из посредничающих великих держав в том, чтобы существующее хрупкое перемирие не сорвалось в новое военное противостояние, как это случилось в апреле прошлого года. Военные риски в условиях, когда армянская сторона уклоняется от субстантивных, то есть содержательных переговоров, опасно растут. Азербайджан не может бессрочно мириться с продолжающейся почти четверть века оккупаций своей территории армянскими вооруженными силами. Резолюции Совбеза ООН, требующие вывода армянских вооруженных сил и обеспечение возвращение беженцев, открытие коммуникаций и мирных переговоров по определению статуса Нагорного Карабаха, должны, наконец-таки, выполнены.

— Планируется ли встреча президентов Алиева и Саргсяна в текущем году?

— Сопредседатели Минской группы предложили сторонам провести такую встречу до конца года, и возражений не последовало ни из Баку, ни из Еревана. Сам факт встречи, в плане сдерживания ситуации под контролем, полезен. Но подобных встреч за время конфликта состоялось не один десяток. К сожалению, они так и не продвинули процесс урегулирования вперед. Если не произойдут какие-либо форс-мажорные события, главы МИД Азербайджана и Армении в сентябре планируют встретиться в Нью-Йорке, на полях Генассамблеи ООН и в зависимости от продуктивности проведенных переговоров, можно будет сказать, удалось ли согласовать конкретную повестку встречи президентов или нет. Одно можно сказать со всей определенностью — встречи ради встречи и бесплодные переговоры с целью выиграть время для Баку неприемлемы.

— Есть ли сегодня риск возобновления большой войны между странами?

— Риски войны не просто имеются, но в условиях отсутствия субстантивных переговоров они опасно растут. Армяне понимают, что склонить Азербайджан к миру на своих условиях, предполагающих легализацию захвата Нагорного Карабаха и еще одного — двух наших районов, не реально. Ведь на стороне Азербайджана не только международное право, но и экономическое, демографическое, а теперь и военное превосходство. Поэтому тактика армян заключается во всяческом уклонении от субстантивных переговоров и нацелена на замораживании ситуации, сложившейся в результате военных действий 1992-94 годов. Добиться желаемого они хотят посредством размещения на линии соприкосновения сторон международных наблюдателей и миссии по расследованию инцидентов. Провокационные обстрелы азербайджанских населенных пунктов, убийство мирных граждан, включая стариков и детей, нацелено на то, чтобы вырвать согласие у Баку на реализацию армянских требований. Но это прямо противоречит заявлениям президентов Франции, США и России, а также влиятельных международных организаций о неприемлемости и невозможности консервации существующего «статус-кво».

— Не раз на официальном уровне заявлялось, что Минская группа ОБСЕ должна усилить давление на Армению для изменения существующего статус-кво. Но статус-кво продолжает оставаться неизменным. Почему на Ереван не оказывается давление?

— Минская группа – это посредническая структура. Ее мандат не предполагает оказание давления на стороны конфликта. Сопредседатели Минской группы посещают зону конфликта, работают над предложениями по мирному урегулированию, организуют встречи и переговоры. Давление на армян должно оказать международное сообщество, в лице своих авторитетных организаций, таких как ООН, Совет Европы, СНГ и др., а также влиятельные державы. Давление необходимо оказать именно на армян, как сторону, оккупировавшую международно-признанную территорию Азербайджана и не желающую без реализации хотя бы части своих территориальных претензий вывести в соответствии с решениями Совбеза и Генассамблеи ООН свои вооруженные силы с оккупированных территорий Азербайджана.

К сожалению, в странах, которые осуществляют посредническую миссию – США, Франции и России самые большие зарубежные армянские диаспоры и влиятельные армянские лоббисты оказывают значительное влияние на позицию и решения правительств этих держав. В результате сложилась ситуация, когда давить на Азербайджан нет оснований, так как на нашей стороне международное право, да и потому, что Баку не выпрашивает финансовой помощи, каких-либо преференций и льготных поставок, давить особо нечем. На армян же давить не могут или не хотят в силу внутриполитических причин, так как правительство не желает противопоставить себя влиятельным армянским лоббистам. В результате мы имеем то, что имеем, то есть отсутствие прогресса в процессе мирного урегулирования и растущие день ото дня риски разрушительной войны.

— Южный Кавказ входит в приоритетную сферу интересов России. Какова роль Москвы в урегулировании нагорно-карабахского конфликта?

— Безусловно, для России, которая исторически связана с Южным Кавказом, столетиями находилась в рамках единого государства и теперь единственная из великих держав непосредственно граничит с этим регионом, Карабахский конфликт лучше известен и понятен. Есть у Москвы и собственные интересы, в контексте укрепления позиций, как в Армении, так и в Азербайджане. Возобновление войны в регионе может поставить Москву перед трудным выбором: занять нейтральную позицию в конфликте и обречь своего союзника-Армению на неминуемое поражение или вмешаться на стороне Армении и тогда катастрофически ухудшить отношения с Азербайджаном, который является стратегическим партнером и отношения с которым крайне важны в контексте поддержания стабильности на Северном Кавказе и Каспии. Не говоря уже о том, что вмешательство Москвы на стороне Армении может повлечь ответное вмешательство в конфликт сильной в военном отношении Турции на стороне Азербайджана, а это, принимая во внимание ее членство в НАТО, грозит трансформировать конфликт в глобальное противостояние.

Немаловажным является и то, что Армения постоянно выпрашивает скидки на нефть и газ, финансовые подачки, различные преференции, бесплатно оружие либо в кредит, который как очевидно всем, изначально безвозвратный. Ереван и после вступления в ОДКБ и ЕврАзЭс постоянно поглядывает на Запад, куда ее заманивает влиятельная армянская диаспора. У России не должно быть иллюзий относительно «верности» армян. В Москве не могут не понимать, что, удовлетворив с ее помощью свои территориальные аппетиты и получив все возможное в финансово-экономическом отношении, армяне с легкостью сменят ориентацию на Вашингтон и Брюссель.

Отношения России с Азербайджаном носят форму партнерства. Но в отличие от Армении, они носят взаимовыгодный характер. Торговый баланс складывается в пользу России, причем Баку за все своевременно и сполна уплачивает. Мы покупаем не нефть и газ, а промышленные и сельскохозяйственные товары, а также на миллиарды долларов продукцию российского ВПК. Баку является драйвером стратегических транспортных и энергетических проектов в регионе. В Азербайджане сохранилась самая большая в регионе русская община, здесь работают сотни школ и десятки университетов с русскими отделениями.

Резюмируя можно сказать, что Азербайджан, в отличие от Армении, не нахлебник, а взаимовыгодный партнер. Полагаю, что в Москве по зрелому размышлению не станут жертвовать конкретными интересами своей страны в угоду противоречащим международному праву территориальным претензиям армян и их лоббистам, окопавшихся в российских СМИ и коридорах власти.

— Что конкретно может сделать Россия для урегулирования Карабахского конфликта?

— Серьезные политики и аналитики в Азербайджане не питают иллюзий относительно возможности нахождения формул одномоментного урегулирования сложного Карабахского конфликта. Однако добиться выполнения армянами 4 резолюций Совбеза ООН (№№822, 853, 874, 884), двух резолюций Генассамблеи ООН требующих вывода армянских вооруженных сил из оккупированных территорий Азербайджана, находящихся за пределами Нагорного Карабаха, можно и нужно. Конечно, это должно сопровождаться мерами по обеспечению безопасности (ввод миротворческих подразделений, демилитаризация и отвод сил, отказ от использования военной силы), открытие коммуникаций, возобновление дипломатических отношений и промежуточный статус для Нагорного Карабаха, который позволил бы ему нормально жить и развиваться. Переговоры по окончательному статусу могут продолжаться и стать более продуктивными в условиях мира и возобновившихся контактов. Все эти предложения давно лежат на столе переговоров, но торпедируются армянской стороной. Главное при такой последовательности действий будут обнулены риски новой и опасной войны, в чем, несомненно, должна быть заинтересована сама Россия.

Прогресс в урегулировании армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта может открыть перспективы для российско-азербайджанского сотрудничества не только на двусторонней, но и многосторонней основе, имея ввиду как региональный, так и евразийский контекст.

— О существовании Карабахского конфликта Вашингтон вспоминает только после обострения ситуации вокруг этого региона. Насколько сегодня американцы заинтересованы в урегулировании Карабахского конфликта? Какие интересы преследуют они в регионе?

— Интересы США в регионе касательно Азербайджана связаны преимущественно с энергетическими проектами и сотрудничеством по противодействию радикальным исламистским террористическим угрозам. В военно-политическом отношении Вашингтон патронирует главным образом Грузии. Участие в урегулировании Карабахского конфликта ограничивается уровнем американского сопредседателя в Минской группе. Президенты и госсекретари США ни при демократической администрации Обамы, ни при республиканской администрации Трампа особое внимание этой проблеме не уделяли. Вряд ли в ближайшее время стоит ожидать, что Вашингтон выдвинет регион Южного Кавказа в число своих внешнеполитических приоритетов.

Источник: Azeri.Today