Армения в ожидании «террористической перезагрузки»

Политические процессы на постсоветском пространстве, по мнению многих, еще ждут своего исследователя. В том числе и такая их составляющая, как появление в обществе целого сонма крошечных политических партий, в каждой из которых имеется еще множество «фракций» и «крыльев». По большей части эти партии представляют собой чей-то «личный политический проект».

Однако в Армении процесс «партийного строительства» имеет свои особенности — тут по-прежнему действуют так называемые «традиционные» партии, такие, как «Дашнакцутюн», «Гнчак», «Рамкавар-Азатакан», появившиеся еще на рубеже XIX-XX веков.

Правда, партии эти очень скоро выродились в самые настоящие террористические организации, что, впрочем, не мешает в сегодняшней Армении говорить о «героях» тех событий с восторженным придыханием.

Так что приходится в который уже раз вспоминать предостережение армянского диссидента Вардана Арутюняна: «Мы — народ, который застрял в прошлом. Мы остались в прошлом, не смогли усвоить ценности 20-ого века и перейти в 21-ый. В лучшем случае мы остались в 19-ом веке. Нашими ценностями, нашим мировоззрением, нашими повседневными проблемами, нашими мечтами мы принадлежим прошлому. Мы там, в прошлом, решаем проблемы прошлого, еще боремся с султаном Гамидом, поем песни, которые родились тогда и повторяем те же мысли. Вершинами патриотизма для нас остаются Чауш, Дро, Андраник, Сосе и Сероб. В их патриотизме — естественная для тех лет разбойниче- социалистическо-террористически-националистическая примесь».

Впрочем, была у армянских «традиционных партий» еще одна особенность: они создавались под «внешний заказ». Дашнаков, к примеру, активно патронировала Россия, рассчитывая использовать их в качестве инструмента для территориальных захватов в Османской Империи, в Лондоне с теми целями обхаживали партию «Гнчак».

И в результате политики сегодняшней Армении с упоением следуют той же застарелой схеме, начинающейся с бессмертного «Заграница нам поможет!» и заканчивающейся готовностью использовать террористические «методы» для решения всех мыслимых и немыслимых проблем.

Изрядную пищу для размышлений дает здесь опус некоего Саркиса Арцруни на сайте «Первого информационного». Комментируя тот факт, что Конгресс США голосами 410 «за» и 6 «против» принял резолюцию в поддержу территориальной целостности Грузии, Арцруни задает вопрос: «Входит ли Армения в число тех стран, где США будут проверять влияние России на выборы? Теоретически — да, а на практике — нет, потому что, как бы парадоксально это не прозвучало, сегодня Россия не имеет необходимости в том, чтобы оказывать влияние на процесс выборов в Армении. Москва в Армении этот вопрос в глобальном смысле решила 27 октября 1999 года, после чего в Армении сформировалась весьма контролируемая политическая система, которая не только покорно выполняет все приказания Москвы, но и очень часто сама предлагает свои услуги Кремлю».

А значит, по мнению Арцруни, «если Вашингтон желает смягчить деструктивное российское влияние в Армении, то должен поспособствовать пересмотру армяно-российских отношений, установленных посредством 27 Октября и производный от них внутриполитический статус-кво в Армении».

Комментарий и в самом деле примечательный. И дело даже не в уверенности Саркиса Арцруни, что вопрос геополитической переориентации Армении должен решаться в Вашингтоне, а не в самом Ереване. Важно другое: ереванский аналитик по сути дела признал, что нынешний политический расклад в Армении был сформирован после одного из самых громких на пространстве бывшего СССР терактов.

Напомним: 27 октября 1999 года группа террористов, ворвавшись в парламент, расстреляла премьер-министра Армении Вазгена Саркисяна, спикера НС РА Карена Демирчяна, вице-спикеров Юрия Бахшяна и Рубена Мирояна, министра по оперативным вопросам Леонарда Петросяна и депутатов Арменака Арменакяна, Микаэла Котаняна и Генрика Абраамяна. Причем все происходило в прямом эфире местного телевидения и радио.

В состав террористической группы входили бывший журналист Наири Унанян, некоторое время работавший на телевидении Армении, его брат Карен Унанян, их дядя Врам Галстян, а также Дереник Беджанян и Ашот Князян.

Конечно, на постсоветском пространстве случались теракты с куда большим количеством жертв. Но чтобы ворваться с оружием в парламент и в прямом смысле в режиме он-лайн перестрелять спикера, премьер-министра и еще нескольких «просто министров и депутатов» — таких прецедентов и в мировой истории немного.

Террористы грамотно расставляют заложников, «подстраховываются» на случай внезапного штурма, а их главарь Наири Унанян во время очередного включения телекомпании А1+ выступает с заявлением: «На этот шаг нас подтолкнуло тяжелое положение народа, обреченность на голод, безвыходное положение, когда за последние 5-6 лет в Армении ничего не произошло позитивного, нет никакой эволюции, когда в стране нет никаких условий для становления политической партии, которая является средством нормальной цивилизованной борьбы».

Потом в действиях террористов начинает проявляться нервозность. Они звонят по редким тогда в Армении мобильникам, ждут от кого-то помощи, эта помощь не приходит. В конце концов они сдаются властям. Суд над боевиками продолжался три года, заказчиков теракта никто толком не искал.

2 декабря 2003 года суд первой инстанции «Центр-Норк-Мараш» приговорил братьев Наири и Карена Унанянов, Эдика Григоряна, Врама Галстяна (в 2004 году скончался в заключении, по официальной версии, покончив жизнь самоубийством), Дереника Беджаняна и Ашота Князяна к пожизненному заключению. Гамлет Степанян был приговорен к 14 годам лишения свободы (В мае 2010 года его тело было обнаружено в его постели в УИУ «Нубарашен»).

Справедливости ради, это был не первый и не последний такого рода прецедент. Серией политических убийств сопровождался приход к власти Левона Тер-Петросяна и его отставка. Расстрел митингующих на улицах Еревана 1 марта 2008 года, вскоре после «нарисованной» победы на президентских выборах Сержа Саргсяна.

Но теперь в Армении под следствием и судом находятся фигуранты четырех (!) террористических заговоров, в том числе боевики «Сасна Црер», которые год назад захватили в Ереване полицейскую базу и 15 дней удерживали заложников. Причем судебный процесс над ними идет с постоянными «пробуксовками».

В центре внимания — адвокаты подсудимых, которые не позволяют себя обыскивать, ходатайствуют о самоотводе судей и т.д.. Однако, комментируя это обстоятельство, ереванская «Грапарак» отмечает: «В высших эшелонах власти за ходом судебного разбирательства над «Сасна Црер» наблюдают едва ли не под микроскопом, пишет газета «Грапарак».

Все думают, как бы приструнить адвокатов и контролировать действия обвиняемых во время судебных заседаний, пока все это не переросло в более масштабные акции». А вот это уже серьезнее, если вспомнить, что идейный (и не только идейный) вдохновитель «Сасна Црер» Жирайр Сефилян призывал окружить здание суда и освободить «саснацреровцев».

Пока его призывам не вняли, но в Армении, где террористов на протяжении поколений считали героями, слишком много тех, кто уверен, что при помощи политических убийств и захвата заложников можно что-то изменить, и в использовании таких методов нет ничего зазорного — главное при этом не проигрывать. А значит, попытки «террористической перезагрузки» еще будут предприниматься.

НУРАНИ,

echo.az