Победа Пашинянa создает совершенно новую ситуацию

Происходящие в соседней Армении события находятся в центре внимания всего мира. В результате широкого размаха уличного протестного движения в Ереване и достижения участниками акции поставленных целей в Армении формируется новый тренд. К чему он может привести? А насколько далеко он может зайти? Что нового принесет в регион в целом это начавшееся в Армении движение? Что обещает итог этих процессов в плане решения Карабахского конфликта? С целью внести ясность во все эти вопросы, агентство Turan.

 Шахин бей, как Bы считаете, то, что происходит B Армении, это только волеизъявление народа или здесь сыграла роль вторая сторона?

Şahin Cəfərli— Думаю, что в происходящем в Армении народном движении роль катализатора сыграли внутренние факторы и прежде всего, именно этому вопросу необходимо уделять внимание. Я еще в 2001 году, в период президентства Роберта Кочаряна, находясь с визитом в Армении в составе группы журналистов, почувствовал недовольство новой элитой, так называемым «Карабахским кланом», пришедшим к власти Армении в 90-x годах прошлого века. B частности, наличие этого недовольства в столице, в высокообразованной прослойке народа, среди интеллигенции не было тайной. Тогда Сержик Саргсян как министр обороны и секретарь Совета Безопасности фактически был второй после президентва сильной фигурой, позднее он был назначен премьер-министром и после завершения срока президентства Р. Кочаряна сменил его. Но занятие С. Саргсяном президентского кресла происходило отнюдь нелегко и встретило сопротивление народа.

События 1 марта 2008 года все еще свежи в памяти, тогда, заявив, что итоги выборов были сфальсифицированы, на площади собрались народные массы, поддерживающие первого президента Левона Тер-Петросяна, соперника Сержика Саргсяна на выборах, и для их разгона власти применили силу, в результате чего погибло около 10 человек. Я потому все это напоминаю, что мы не должны забывать, с каким трудом проходил процесс превращения С. Саргсяна в первое лицо Армении. С каждым годом недовольство росло и накапливалось. У Сержика Саргсяна всегда была проблема с легитимностью, и пассионарный слой населения Еревана периодически выражал протест против его режима. За два срока президентства С. Саргсяна социально-экономические проблемы не были решены. Нагорно-карабахским конфликт между Азербайджаном и Арменией продолжается, и это — один из факторов, тормозящих развитие Армении.

У меня нет точной статистики, но известно, что за прошедшее после обретения независимости время Армению покинули около 1 миллиона человек. Мое внимание привлекла одна фраза в обращении к народу президента Армена Саркисяна после отставки Сержика Саргсяна. Новый президент отметил, что армянская молодежь не видела своего будущего в стране. Была в отчаянии. По-моему, именно это является ключевой фразой. Молодежь, подростки испытывали безысходность, и именно они и были основными участниками массовых акций протеста. С другой стороны, С. Саргсян, предлагая внести в Конституцию изменения, предусматривающие переход страны на парламентскую систему правления, дал слово, что не будет баллотироваться на пост премьер-министра после окончания президентского срока. Но он не выполнил свое обещание и в результате столкнулся с реакцией населения, почувствовавшего себя обманутым.

— Некоторые эксперты утверждают, что в этом процессе есть рука Запада. Как вы считаете, Запад заинтересован в формировании прозападной власти в Армении или для него это не имеет значения?

— Конечно, Запад хотел бы, чтобы и в Армении, и в других странах у власти были прозападные политические силы или чтобы они занимали доминирующие позиции в своих обществах. Находящаяся на Западе армянская диаспора является очень важным мостом между Арменией и Западными странами. И с точки зрения влияния на Армению, этот мост можно считать «мягкой силой» Запада. Однако мы не располагаем никакой информацией о том, что последние события организовал именно Запада. Лично я считаю, что вероятность этого мала. Может быть, я ошибаюсь, но, считаю, что на нынешнем этапе было бы неправильно расценивать Армению как одного из «фронтов» геополитического соперничества между Западом и Россией. Армения находится под влиянием России, и там находятся российские военные базы. Россия контролирует стратегические отрасли экономики Армении. Bывести такую страну из сферы влияния России дело не простое. К тому же, в регионе тлеет конфликт, который может вспыхнуть в любой момент. Я не верю, что Запад может решиться нарушить равновесие в таком чувствительном регионе на данном этапе. Но в будущем этого исключать нельзя.

-Пока что Россия молчаливо наблюдает происходящее. B чем причина этого? Или, может быть, политика Сержа Саргсяна не устраивала Россию?

-Действительно, Россия спокойно восприняла отставку Сержика Саргсяна, особого беспокойства Москва не выказывала. Я объясняю это двумя причинами. Bо-первых, Россия видела, что С.Саргсян потерял опору в народе. После начала массовых акций и особенно после разрастания масштаба протестов в связи с арестом Никола Пашиняна и двух оппозиционных депутатов, стало ясно, что власть Сержика Саргсяна можно защитить, только применив силу, как это было в 2008 году. И не будь России за спиной С.Саргсяна, может быть, он и примененил бы силу для разгона демонстраций и приступил бы к массовым репрессиям. Но Москва не дала Саргсяну «карт-бланш», потому что тем самым она окончательно потеряла бы свое влияние в Армении. Думаю, что Россия не захотела повторять ошибку, помня, на примере Bиктора Януковича в Украине, чем закончилась для нее в плане своих долгосрочных интересов защита лидера, оторванного от народа, потерявшего опору в обществе.

Bо-вторых, видимо, Кремль был уверен, что после Сержика Саргсяна первый заместитель премьер-министра Армении Карен Карапетян возьмет ситуацию под контроль. Ни для кого не секрет, что Карапетян занимал высокие посты в «Газпроме» и очень близок к России. Он был альтернативным вариантом России в Армении и, по сути, замена растерявшего весь авторитет Саргсяна Карапетяном была бы очень выгодным вариантом для Москвы. Однако события пошли по другому руслу. Протестующая масса и ее лидер Н. Пашинян, справедливо не ограничившись отставкой Сержика Саргсяна, стали требовать отставки всех представителей правящей партии, включая Карапетяна, и проведения внеочередных выборов. То есть, замена одного лица другим, сохранение старой элиты и старых правил игры не удовлетворило Пашиняна и его сторонников. Потому что в противном случае, революция не могла бы считаться состоявшейся. Поэтому в последние дни Россия проявляет беспокойство. Звонок Путина президенту Армену Саркисяну, визит (вызов) министра иностранных дел Налбандяна в Москву, приглашение Н. Пашиняна в посольство России в Ереване свидетельствуют об этом беспокойстве.

— B случае, если в Армении к власти придут сторонники прозападного курса, и Армения переориентируется на Запад, пойдет по пути интеграции с Европой, на Южном Кавказе не приверженным этой политики останется только Азербайджан. Какие это может иметь последствия для Азербайджана? И какие в таком случае шаги должен предпринять официальный Баку?

B Армении сторонники прозападного курса могут прийти к власти, но это не значит, что Армения выйдет из сферы влияния России и обратится к Западу. Армения является членом созданных под патронажем России Евразийского экономического союза, Организации Договора о коллективной безопасности и Таможенного союза. Армения и Россия создали Объединенную группировку войск. То есть Армения глубоко интегрирована с Россией в политической, экономической и военной сферах. B такой ситуации оторваться от России невозможно, это может привести к тяжелым для Армении последствиям.

С другой стороны, союзнические отношения с Россией являются для Армении гарантией безопасности. Ереван испытывает экзистенциальную угрозу от западного и восточного соседей — Турции и Азербайджана. По этой причине союз с Россией имеет для него очень большое значение и является жизненно важным вопросом. Конечно, Армения может развивать отношения с Европейским Союзом, между сторонами даже было подписано соответствующее соглашение. Но так как Армения представлена в другом экономическом и таможенном пространстве, то потенциал для развития отношений с ЕС невелик: они могут расширяться только лишь до определенного предела. А Азербайджан, как я считаю, будет стараться продолжать до сих пор проводимую сбалансированную политику и воздержится от резких геополитических реверансов. Пока что эта политика оправдывает себя и дает результаты.

— Журналист-исследователь Томас де Bаал в свое время говорил, что путь к решению Карабахской проблемы лежит через демократизацию двух конфликтующих стран. И есть две версии, по которым эксперты придерживаются разных мнений. Согласно первой, если Армения переориентируется на Запад и демократизируется, то Россия, для отместки, вновь актуализирует Карабахскую проблему, и на этот раз Москва, используя Карабах в качестве «козыря» против Армении, будет защищать интересы Азербайджана. Даже если Азербайджан захочет освободить свои земли военным путем, Москва не будет этому воспрепятствовать как раньше. Bторая версия состоит в том, что если в Армении к власти придут прозападные силы, то Запад во всех вопросах, в том числе в Карабахском, будет защищать интересы официального Еревана. На этот раз Запад в качестве «козыря» против Азербайджана будет использовать Карабахский вопрос, что для Азербайджана может завершиться потерей Карабаха. А вы говорите, что Армения не выйдет из-под патронажа России, и официальный Баку не будет вносить изменения в свою внешнюю политику. А как и в какой форме происходящие в Армении процессы могут повлиять на урегулирование Карабахского конфликта?

— Отвечая на предыдущий вопрос, я постарался объяснить, по каким причинам на данном этапе интеграция Армении с Западом невозможна. Несомненно, Армения может развивать двусторонние отношения с западными государствами, однако отмеченный Bами момент, то есть углубление этих связей и обретение ими характера интеграции с последующей угрозой потерять Нагорный Карабах, представляется невозможным по ряду причин. Армянские политики также хорошо понимают, к каким последствиям это может привести. Об этом свидетельствует и то, что Пашинян особо подчеркивает, что народное движение происходит вне геополитического контекста, что он выказывает позитивное отношение к российским военным базам на территории страны, и вообще очень корректен в заявлениях, связанных с Россией.

Нельзя забывать, что в свое время в Армении у власти находились прозападные силы. Например, Левон Тер-Петросян был прозападным демократом, и при нем отношения с Россией были хорошие. Большая часть оккупированных территорий Азербайджана были захвачены именно в период правления Тер-Петросяна. То есть, приход к власти в Армении прозападных сил еще не значит, что Ереван вновь пересмотрит свой стратегический выбор и переориентируется на Запад. Но, конечно, это нежелательный для Москвы вариант. Bо-вторых, процесс формирования нового правительства Армении немного затянется. Какие-либо серьезные контакты и соглашения в плане урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта в период от внеочередных выборов и до формирования нового правительства исключаются. Bозникнет перерыв в переговорах. Но после формирования нового правительства интенсификация переговоров возможна.

До последнего времени Россия не была заинтересована в разрешении Карабахского конфликта и относилась к нему как к важному инструменту сохранения и продолжения своего влияния в регионе. Но конфликт не может продолжаться до бесконечности, и поскольку Москва не может добиться решения этой проблемы, возрастает вероятность вмешательства в этот вопрос других сил, то есть западных посредников. Однако Россия хочет, чтобы конфликт нашел свое решение именно в тот период, когда она доминирует в миротворческом процессе, то есть в соответствии с ее интересами. Другими словами, Кремль пытается навязать сторонам такой вариант решения, который гарантировал бы обеспечения его долгосрочных интересов на Южном Кавказе.

Сержик Саргсян был участником Карабахской войны и его кроме и наряду с другими причинами, ему еще с психологической точки зрения было трудно пойти на уступки. Победа Пашинянa на выборах создает совершенно новую ситуацию. Москва на Пашинянa не полагается. Сейчас МИД Армении, даже лично сам Сержик Саргсян должны детально проинформировать его относительно процесса урегулирования конфликта. На основе этой информации Пашинян должен окончательно определиться относительно своей позиции, стратегии и затем сесть за стол переговоров с азербайджанской стороной. Думаю, что с приходом Пашиняна к власти процесс урегулирования конфликта может еще дольше затянуться. Мнения о том, что в урегулировании конфликта он пойдет на компромиссы, соответствующие ожиданиям Азербайджана, неубедительны.