Досье М.Д.Багирова без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства — Тринадцатая часть

Предыдущая часть в этом линке
(http://www.moderator.az/ru/news/101591.html)

Азербайджанский писатель Адгезал Мамедов занимается историческими исследованиями. Особенно интересуют исследователя личностные портреты мировых лидеров. А.Мамедов считает, что наряду с несомненными объективными общественно-политическими, экономическими явлениями, «историю двигают» субъективные факторы, скрывающиеся в психологии, нравах, воспитании и характерах исторических личностей.

Он провел архивное исследовании жизни и политической деятельности первого секретаря компартии Азербайджана Мир Джафара Багирова.
Мир Джафар Багиров 30 лет руководил Азербайджаном.
Багиров с риском для своей карьеры и жизни спас десятки лучших представителей азербайджанского народа от физической ликвидации.

Тем не менее, в угоду политической конъюнктуре  Кремля, выдающийся политический и государственный деятель Азербайджана, в 1922 и 1940 годах награжденный орденами Трудового Красного Знамени Азербайджана, в 1935, 1942, 1943 и 1946 годах — орденами Ленина, в 1944 году — медалью «За оборону Кавказа», в 1945 году – орденом Отечественной войны I степени, окончил жизнь от пули безвестного палача.
М.Д. Багирова приговорили к смертной казни 26 апреля 1956 года. Все ходатайства о его помиловании были отклонены.

7 мая 1956 года приговор был приведен в исполнение.
Скоропалительные, незаконные и необъективные даже по меркам того времени суды над Багировым были конечно же, заказными и сугубо политическими.
Но история показала, что по большому счету сохранить свои тайны им не удалось. Архивы содержат огромный массив не раскрытой еще исторической информации о преступлениях кремлевских властителей. Немало фактов из деятельности Хрущева, Горбачева, Ельцина и других поражают воображение масштабами творимой ими гнусности…Уверен, что исследователи жизни М.Д. Багирова  раскроют новые, неизвестные еще страницы другой, во многом скрытой еще его деятельности. Частично она будут отражена  в этих статьях.
Тем не менее, — в этом мы  совершенно уверены, — «все тайное рано или поздно становится явным». получать  в народе свою правильную оценку!

 

Желая удержать советские войска в Иране,  М.Д.Багиров  обращается к командующему Бакинским военным округом Масленникову, и, согласовав вопросы с ним, пишет письмо Сталину.

Генерал армии Герой Советского Союза И.И. Масленников в 1939 году выдвинут со стороны Берия на пост командующего пограничными войсками и заместителя наркома внутренних дел,  в 1942 – 1943 годах командовал Северной группой войск Закавказского фронта и Северо-Кавказским фронтом.

В 1952 году в августовском номере журнала «Военная мысль» появилась статья Завьялова и Калядина «Битва за Кавказ». По поводу этой статьи Масленников направил специальное письмо начальнику Военно-научного управления Генерального штаба, где отмечал: «на странице 56, характеризуя мероприятия Ставки Верховного Главнокомандования СССР, авторы лишь вскользь и чрезвычайно бегло упоминают об огромной творческой работе и принципиальных политических организационных мероприятиях, которые осуществил товарищ Лаврентий Павлович Берия, создавший коренной перелом, изменивший всю обстановку, несмотря на чрезвычайно трудное положение, сложившееся на кавказских фронтах к августу 1942 года. Подобная характеристика деятельности товарища Л.П. Берия не дает исчерпывающей картины всех мероприятий, которые были проведены под личным и непосредственным руководством товарища Лаврентия Павловича Берия».

 

ГААППОД Ф № 1, оп. № 89, д. № 112

 Товарищу СТАЛИНУ

 

28-го марта в Советской Джульфе мы встретились с руко­водством Национального правительства иранского Азербайджана: Пишевари, Шабустари и доктором Джавидом.

В соответствии с Вашим указанием, мы им разъяснили создавшуюся обстановку и посоветовали не настаивать на сохранении существующего на сегодня положения в иранском Азербайджане. В основу соглашения с Тегеранским правительством рекомендовали им те предложения, которые изложены в письме нашего посла Каваму от 24-го марта.

Несмотря на то, что 14-го марта я (М.Д. Багиров) имел с ними предварительную беседу, последние наши предложения произвели на них очень тяжелое впечатление.

Все трое заявили, что наш совет они принимают к неуклонному исполнению, но в то же время считают необходимым довести  наше   сведение о следующем:

За период существования демократической партии Иранского Азербайджана и Национального правительства они дали народу много обещаний, часть из которых уже претворена в жизнь, и теперь отступать от обнародованных мероприятий представляет для них большие трудности.

Каваму они не верят, прекрасно знают, что все его обещания и даже письменные соглашения о правах азербайджанского народа он пос­тепенно ликвидирует, ссылаясь на иранскую конституцию, а иранская конституция является по существу документом, защищаю­щим реакционный режим, но не права народа.

Иранских вооруженных сил они не боятся, но уверены, что Кавам, путем подкупов, опираясь на реакционное купечество, помещиков и духовенство, будет разжигать внутри Азербайджана гражданскую войну и поощрять межнациональную резню между курдами и азербайджанцами. В этом ему помогут, в первую очередь, англичане.

Если Кавам действительно хочет провести в Иране реформу, то более надежной опоры, как национальное правительство с его вооруженными силами, для него не может быть. Но вряд ли Кавам этого хочет.

Исходя из сказанного, Пишевари, Шабустари и Джавид просят разрешить им, по мере отхода наших войск, связаться с прогрессивными демократическими элементами в других провинциях Северного Ирана с тем, чтобы совместными усилиями начать борьбу с тегеранской реакцией.

Единственной реальной гарантией сохранения хотя бы минимальных прав для азербайджанского народа они считают посредничество Советского Союза.

Ввиду создавшегося тяжелого финансового положения и необходимости быстрого завершения формирования своих вооруженных сил, они просят:

  1. Помочь им деньгами, хотя бы в размере 5 миллионов туманов.
  2. Выделить им 100 грузовых автомашин.
  3. Для организации пограничной службы и создания внутренних войск направить в иранский Азербайджан на месячный срок 20 инструкторов-азербайджанцев из войск Министерства внутренних дел Азербайджанской ССР.
  4. Отпустить некоторое количество медикаментов для нужд национальной армии.

Просим Ваших указаний.

М.Д. Багиров.                                   И.И. Масленников.

 

«29» марта 1946 г.

 

4 апреля 1946 года между СССР и Ираном в Тегеране было подписано соглашение о совместной ирано-советской нефтяной кампании, и заключен договор, который должен был быть ратифицирован Иранским меджлисом в течение семи месяцев.

После вывода советских войск из Ирана, для того, чтобы сохранить демократическое движение в Южном Азербайджане и Иранском Курдистане под контролем Москвы, М.Д. Багиров и И.Масленников отправляют Сталину обнаруженный советскими спецслужбами текст беседы представителя США Гагарина с лидером Иранского Курдистана Кази Магомедом.

В письме освещается вывод советских войск из Ирана. М.Д. Багиров выразил  скрытое недовольство Сталину по поводу того, что азербайджанский народ остался один на один с иранским правительством. Кроме того, выбрав в качестве мишени Кавама, он пишет, что иранские правительственные круги объясняют события в Южном Азербайджане происками кавказцев. Он намекает на то, что это дела рук тройки Сталин-Берия-Багиров, а соглашение между Кавама и  Сталиным необходимо  пересмотреть.

Кроме того, М.Д. Багиров в этом письме старался подчеркнуть, что в Южном Азербайджане и Иранском Курдистане американцы и англичане берут контроль над процессами, происходящими в этом регионе.

ГААППОД .Ф № 1, оп. № 89, д. № 112

 

ТОВАРИЩУ С Т А Л И Н У

 

Уход наших войск из иранского Азербайджана вызвал различное реагирование среди масс населения, реакционных элементов и в проанглийских кругах.

Крестьяне, рабочие, интеллигенция и все демократические элементы открыто выражали чувство сожаления по поводу эвакуации войск из Ирана. Эти слои населения обнаруживали элементы беспокойства и тревоги за дальнейшую судьбу демократического движения в Азербайджане, предвидя возможность наступления реакционных сил после ухода наших войск. Но растерянности и падения духа у населения и в руководящих кругах демократов не наблюдалось.

Во всех городах Азербайджана, где стояли наши гарнизоны, проводы частей Красной Армии превращались в гарнизонные всенародные демонстрации.

В таких больших городах иранского Азербайджана, как Ардебиль, Марага, Резайе, Хой и Зенджан, еще накануне ухода Красной Армии магазины, учреждения и частные дома стихийно украшались коврами, советскими и иранскими флагами, портретами товарища Сталина, руководителей советского народа, героев и полководцев Красной Армии.

В местных отделениях Общества культурной связи Ирана с СССР устраивались торжественные собрания с участием всех слоев населения, посвященные уходу Красной Армии. На этих собраниях выступали представители рабочих, профсоюзных и демократических организаций, интеллигенции и купечества с приветственными речами, выражали благодарность населения Красной Армии и вручали адреса и подарки.

Обращает на себя внимание участие в проводах большого количества женщин-азербайджанок, что в условиях Ирана было совершенно невиданным явлением.

Особенно грандиозный и трогательный характер приняли проводы наших частей в г. Тавризе, на которых участвовало свыше 100 тысяч человек.

В Тавризе за несколько дней до ухода гарнизона ежевечерне устраивались торжественные собрания Обществом культурной связи Ирана с СССР, армянской общественностью, городской управой и отдельными общественными деятелями. Местные демократические газеты широко освещали роль и значение Красной Армии, как армии-освободительницы, ее помощь населению иранского Азер­бай­джана, особо подчеркивая культурное обращение представителей Красной Армии с населением.

5 мая во время прохождения наших военных машин по центральной улице Тавриза группами – женщины и мужчины, подходили к машинам, поднимали руки на прощание со словами: «зачем уходите», «почему нас оставляете», «дай бог вам здоровья» и т.д. Когда проследовала последняя машина колонны, огромная масса людей, которая наполняла с обеих сторон улицу, тронулась с места и целой лавиной пошла за колонной с возгласами: «счастливого пути, дорогие друзья», «не забудьте нас», «до скорого свидания».

Для участия в проводах частей Красной Армии из Северного Курдистана в Тавриз приезжали представители курдского народа во главе с влиятельными вожаками.

Представители Тегерана неофициально заявили о том, что до сих пор происходящее в Азербайджане затеяно кавказцами, но Кавам никогда не согласится с требованиями делегации Азербайджана. В ближайшем будущем правительство Пишевари исчезнет.

Англичане за последнее время тщательно следят за всей деятельностью азербайджанского национального правительства и изучают издаваемые им законы и распоряжения. Недавно они перевели и переслали в Тегеран текст соглашения, заключенного между азербайджанцами и курдами. По требованию Тегерана английский консул УОЛЛ на днях собрал биографические сведения о ШЕЙХ ХИЯБАНИ (известный руководитель народно-освободительной  движение в Иранском Азербайджане в 1920-1921 г.г., впоследствии казненный Шахиском режимом   — А.М.) и переслал по назначению.

В неделю по несколько раз посещают английского консула американский, турецкий и иранский консулы. Они делятся мнениями по отдельным вопросам, касающимся положения в Азербайджане, и составляют одинакового характера и содержания информации своим правительствам. Главным советником для всех консулов является английский консул УОЛЛ.

Через работников консульства УОЛЛ за последнее время интересовался всеми вечерами и банкетами, устраиваемыми в честь ухода частей Красной Армии — кто присутствовал, ка­кие тосты произносили, какие подарки преподносили и т.д.

В конце апреля из Тегерана в город Решт приехали связанные с английскими кругами в Тегеране некий САДРИ, являющийся братом редактора газеты «Гиями Иран» и АКПЕР РИЗАЕВИ, которые развернули антидемократическую работу и пропаганду против возможных просоветских кандидатов в депутаты будущего Меджлиса.

В отделении английского банка в Реште указанные лица открыли специальный текущий счет на имя одного реакционного купца, на расходы для проведения проанглийской пропаганды.

Находящийся в Тавризе помощник американского военного атташе капитан ГАГАРИН, по некоторым сведениям русский белогвардеец, всячески стремится попасть в районы Курдистана. Он неоднократно обращался к местным властям за пропуском на выезд в Курдистан, но безрезультатно. В Тавризе он посетил несколько местных авторитетов, интересовался настроением демократов в связи с уходом советских войск, выяснял, желают ли они найти общий язык с Тегераном и мирным путем урегулировать отношения с иранским правительством, или же намерены пойти на вооруженное столкновение и отстаивать свою автономию.

7 мая ГАГАРИН, встретившись в Тавризе с КАЗИ МАГО­МЕ­ДОМ, задал ему вопросы:

  1. Не возражает ли КАЗИ против приезда ГАГАРИНА в Курдистан для ознакомления с бытовыми условиями курдов?
  2. Американское оружие – пистолеты, которые носят курдские офицеры, не получены ли от русских?
  3. Не желает ли КАЗИ поехать в Америку?

На эти вопросы КАЗИ МАГОМЕД ответил:

  1. Против приезда ГАГАРИНА в Курдистан он не возражает, если азербайджанское национальное правительство даст также свое согласие.
  2. У курдов имеется оружие, но не только американского происхождения, а также немецкого, английского и другого происхождения. Это оружие у курдов сохранилось еще со времен Реза Шаха.
  3. Если пути в Америку свободны так же, как и в Курдистан, то в любое время можно поехать.

Несмотря на происки и усиленную пропаганду реакционных кругов и англо-американской агентуры, политическое и моральное состояние широких демократических слоев продолжает оставаться устойчивым. Демократические слои иранского Азербайджана, следя внимательно за переговорами, ведущимися национальным правительством Азер­байджана и правительством Кавама, и желая мирного урегулирования отношений между Тегераном и Азербайджаном, не допускают возможности уступок, ущемляющих национальные права и демократические завоевания азербайджанского народа.

8 мая во всех ячейках демократической партии читались  доклады о текущем моменте в Иране. В одной из ячеек докладчиком был министр юстиции АЗИМА. Когда он затронул вопрос о необходимости принятия выдвинутых Тегераном условий переговоров, члены Демократической партии стали крепко возражать, выражая свое возмущение.

Такое же недовольство членов Демократической партии имело место в отношении председателя Национального меджлиса ШАБУСТАРИ, который делал доклад в другой ячейке с той же установкой.

Выступавшие члены партии отмечали, что Демократическая партия не должна признавать каких-либо соглашений, заключенных в рамках опубликованной декларации КАВАМА.

БАГИРОВ М.Д.                               МАСЛЕННИКОВ И.И.

«13» мая 1946 г.

24 апреля 1946 года после заключения соглашения о нефти между СССР и Ираном, лидеру Азербайджанской Демократической Партии С.Д.Пишевари заявляют, чтобы он больше не выступал против Тегеранского правительства. Но представители внешний разведки  СССР в Иране передают в Москву, что С.Д. Пишевари не выполняет этих распоряжений. Действительно Д. Пишевари  очень резко критиковал это решение Сталин и об этом вождя советских народов осведомили. Не случайно, что  за день до полного вывода советских войск из Ирана Сталин счел нужным направить ему личное послание, в котором дал анализ военно-политического положения в Иране и поставил задачи на будущее (http://militera.lib.ru/h/lavrenov_popov/02.html):

«Товарищу Пишевари.

Мне кажется, что Вы неправильно оцениваете сложившуюся обстановку, как внутри Ирана, так и в международном разрезе. 

Первое. Вы хотите добиться всех революционных требований Азербайджана теперь же. Но нынешняя обстановка исключает возможность осуществления такой программы. В Иране нет теперь глубокого революционного кризиса. В Иране мало рабочих, и они плохо организованы. Иранское крестьянство не проявляет пока серьезной активности. Иран не ведет сейчас войны с внешним врагом, которая могла бы ослабить реакционные круги Ирана в виде неудачи в войне. Следовательно, в Иране нет такой обстановки, которая позволяла бы проводить тактику Ленина в 1905 и 1917 гг.

Второе. Конечно, Вы могли бы рассчитывать на успех в деле борьбы за революционные требования азербайджанского народа, если бы советские войска продолжали оставаться в Иране. Но мы не могли их оставлять дальше в Иране, главным образом потому, что наличие советских войск в Иране подрывало основы нашей освободительной политики в Европе и Азии.

Англичане и американцы говорили нам, что если советские войска могут оставаться в Иране, то почему английские войска не могут оставаться в Египте, Сирии, Индонезии, Греции, а также американские войска — в Китае, Исландии, в Дании. Поэтому мы решили вывести войска из Ирана и Китая, чтобы вырвать из рук англичан и американцев это оружие, развязать освободительное движение в колониях и тем сделать свою освободительную политику более обоснованной и эффективной.

Третье. Пока советские войска находились в Иране, Вы имели возможность развернуть борьбу в Азербайджане и организовать широкое демократическое движение с далеко идущими требованиями. Но наши войска должны были уйти и ушли из Ирана. Что же мы теперь имеем в Иране? Мы имеем конфликт правительства Кавама с англофильскими кругами в Иране, представляющими наиболее реакционные элементы Ирана. Каким бы реакционером ни был в прошлом Кавама, он вынужден теперь в интересах самозашиты и защиты своего правительства пойти на некоторые демократические реформы и искать опору среди демократических элементов Ирана.

Какова должна быть наша тактика при этих условиях? Я думаю, что мы должны использовать этот конфликт для того, чтобы вырвать у Кавама уступки, оказать ему поддержку, изолировать англофилов и создать тем некоторый базис для дальнейшей демократизации Ирана. Из этого положения и исходят все наши советы.

Четвертое. Если Вы поведете себя разумно и добьетесь при нашей моральной поддержке тех требований, которые легализуют в  основном нынешнее фактическое положение Азербайджана, то Вас будут благословлять и азербайджанцы, и Иран как пионера прогрессивно-демократического движения на Среднем Востоке».

Не оставаясь равнодушным к дальнейшей судьбе С.Д. Пишевари, М.Д. Багиров,  защищая лидера Демократической партии, обращается с письмом к Сталину.

Это письмо потом, в 1956 году на суде Багирова, послужило ответом для тех лиц, которые обвиняли М.Д.Багирова в смерти С.Д. Пишевари. Если  Багиров был бы заинтресован в  физическом устранение  Пишевари,  он  не воспротивилась  бы  к  московским «товарищам», желающими его смерти уж 1946 году…

ГААППОД .Ф № 1, оп. № 89, д. № 112

М О С К В А

ЦК ВКП(б) ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ

 

В соответствии с Вашим указанием мы стараемся поддерживать связь с Демократической Партией Иранского Азербайджана. Следим за радиовещанием и газетами Тавриза. Особое внимание обращаем на выступления и заявления лидера  партии Пишевари, который продолжает в важных вопросах советоваться с нами.

В выступлениях и заявлениях Пишевари после подписания соглашения с иранским правительством мы не находим никаких резких фраз или двусмысленных намеков по адресу центрального правительства.

Тем не менее, консульские работники, видимо, плохо зная азербайджанский и фарсидский языки, часто придирчи­во относятся к от­дельным фразам в выступлениях и заявлениях Пишевари и неправильно информируют Министерство Иностранных Дел СССР. В результате из Министерства получаются указания о предупреждении Пишевари, о требовании от него объяснений по поводу смысла той или иной фразы в его выступлениях или речах. Это отрицательно сказывается как на настроении Пишевари, так и его ближайших товарищей.

В то же время англичане и американцы за последнее время в иранском Азербайджане усилили свою наглую провокационную ра­боту против нас и открытую поддержку всех реакционных групп и организаций, готовящихся к выборам в Меджлис.

Сомнительно выглядит в отношении Азербайджана и поведение Кавама: через нашего посла Кавам просил уговорить руководителя курдов Кази Магомеда на поездку в Тегеран для встречи с ним. Кази Магомед по нашему совету поехал в Тегеран.

Судя по поступающим сведениям, Кавам старается во что бы то ни стало спровоцировать курдов против азербайджанцев.

Давая Кази Магомеду всякие обещания, Кавам добивается, чтобы курды не подчинялись Тавризу.

При этих условиях не следовало бы воспрещать Пишевари, как лидеру Демократической Партии, говорить о предстоящих трудностях в борьбе за дальнейшую демократизацию Ирана.

 М.Д. Багиров.

июль 1946 года.

После  смерти С.Д. Пишевари в 1950 году,  М.И. Иванов, работая над диссертацией об Иранской Коммунистической Партии, придумал для Пишевари образ врага. Следует учесть, что эта диссертация была защищена в Академии общественных наук при ЦК ВКП(б) в Москве.

М.Д. Багиров в письме Маленкову отмечал, что такое отношение к С.Д. Пишевари не соответствует никакой логике и лишено всяких оснований.

Он писал: «Пишевари любим народом  и является знаменитой личностью. Эта клевета распространена партией «Туде».

(Продолжение следует)